[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 212»
Форум » Кошки=^_^= » Стихи и прочее » Рассказы (Не большие рассказы, очерки , статьи)
Рассказы
IvaДата: Четверг, 04.08.2011, 19:11 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2514
Репутация: 0
Статус: Offline
Первый рассказ это скорее крик о помощи...

Я обязательно выживу!" билось в его воспаленном сознании
"Я обязательно выживу!". Страх накатывал липкими волнами и заполнял всё его жалкое, ничтожное существо.
"Я обязательно выживу!". Маленький, грязный котенок прятался, забившись в щель между домами.
"Я обязательно выживу!". Прятался от больших, грубых, бесстрастных ног, не раз дававших ему пинка. Прятался от холодного дождя. Прятался от огромных, быстрых машин. Прятался от страшных зубастых собак. Прятался от этого мира.
"Я обязательно выживу!". Маленькое, хрупкое тельце его дрожало. Скоро голод заставит его вылезти из своего не надежного "укрытия". Через час его маленькие, стертые в кровь лапки сделают несколько несмелых шагов на встречу улице. А потом, он, пересилив себя, подгоняемый страхом побежит с такой скоростью, на которую только способно его искалеченное тельце. Он побежит, петляя между больших пыльных ботинок, изящных туфелек, ярких сандалий и рваных кроссовок.
"Я обязательно выживу!". Проносится сейчас, пока он еще сидит между домами, в его голове.
- Мам, смотри! Котёнок!
- Фу не трогай его, смотри какой он уродливый и грязный! Он точно, чем - нибудь болеет!
"Я обязательно выживу!". Он же не виноват в том, что он такой худой и грязный! Он был замечательным милым котёнком. Шёрстка была пушистой, глазёнки блестели как две большие бусинки. Маленький хвостик. Большие ушки.
он любил играть с мышкой из ниток, любил теплое молоко и спать возле мамы со своими братьями и сестрами.
В дом, где он жил приходили люди и забирали его братьев и сестер, а за ним так никто так и не пришел. Это потому что он был не чисто белым, а с пятнами. Люди долго спорили, что же с ним делать. И решили, что бы долго не возиться с ним, просто посадить в коробку и вынести на улицу, как мусор
Любопытный и доверчивый он вылез из коробки и побежал открывать новый мир.

После дождя его шерсть испачкалась. Привыкший к ласке зверек, проголодавшись, побежал к людям и не понимал, почему здесь они не такие как дома.
Жестокие дети кидались в него камнями, когда он подходил чтобы поиграть. Взрослые пинали его ногами. Отталкивали палками. Не него кричали, его отовсюду прогоняли.
"Я обязательно выживу!". Теперь он не ласковый домашний котенок. Он превратился в грязный комок шерсти и крови. Маленький, никому не нужный сгусток боли и страха.
"Я обязательно выживу!". Мы ведь живем в темпе, задаваемом нам этим жестоким миром. Ни у кого не хватает времени, взглянуть себе под ноги, что бы посмотреть, не топчется ли он по чьей то жизни
"Я обязательно выживу!". Когда он выберется из своего укрытия, чтобы найти пищу, он попадет в парк, где будет лазать в мусорках возле лавочек. Снова наткнется на битое стекло, жалобно заплачет, но все равно полезет дальше, потому что найдет жалкие крохи какой то еды. А потом с поводка сорвется собака и, клацая челюстями, загонит мяучящего котенка на дерево, от куда он не сможет слезть и будет сидеть там громко мяукая, и дрожа от страха.
Тогда через некоторое время, когда стемнеет, из окна под которым стоит это дерево, высунется, чья то безжалостная рука, которой надоели всхлипы блудного кота под окном, и выльет на него кастрюлю ледяной воды. Котенок не удержится на дереве и с глухим стуком шлепнется в траву.
"Я обязательно выживу!". Густая темнота окутает его маленькое, окоченевшее тельце колючим одеялом. Он побежит к неоновому свету остановок и магазинов, чтоб было не так страшно. Ему будет так холодно, так одиноко, ему так будет нужна ласка! Он станет тереться о грубые ноги прохожих, получая от них брезгливые пинки. И, в конце концов, устало побежит искать себе укрытие, чтобы провалиться в нездоровый, беспокойный сон. Чтобы все могло повториться, когда он проснется утром.

Я обязательно выживу!". Он забежит, в какой то двор и не сможет выиграть гонку на выживание с собакой.
"Я обязательно выживу!". Застучит у него в мыслях, когда он почувствует, как челюсти пса сжимаются на его бедре, и он отрывается от земли в воздух.
-Фу! Брось немедленно эту дрянь! Что ты опять нашел? Господи, да он же может быть больной! Немедленно брось! Я кому сказал!? ФУ!
"Я обязательно выживу!". Перед носом котенка оказалась грязь.
"Я обязательно выживу!". Он будет лежать в этой вязкой луже грязи. Попытается встать, но не сможет. Даже дыхание будет причинять ему боль.
"Я обязательно выживу!". Еще несколько минут он будет пытаться издать жалобный писк, чтобы позвать на помощь. Что бы сказать как ему больно!
"Я обязательно выживу" последний раз пронесется в его сознании, а потом боль проглотит его целиком. И он провалиться в никуда. Его жалкое тельце полное боли до последней секунды останется лежать в грязи пока дворовые собаки не утащат его куда-то...
Я ОБЯЗАТЕЛЬНО ВЫЖИВУ
А сейчас, он сидит между домами, испуганно озираясь, и готовится выйти навстречу этому жестокому миру подгоняемый голодом. Все можно исправить. Вопрос только в том нужно ли кому-нибудь это. Посмотрит ли кто-нибудь вниз, чтоб увидеть, что он топчет, чью-то жизнь
"Я обязательно выживу!"


Своими поступками мы можем повлиять на судьбы тех кто нуждается в помощи...Этот рассказ, как я уже говорил является скорее криком ..чтобы услышали и обратили внимание на тех кому требуется помощь, но на одном форуме я нашёл не ожиданное продолжение...

«Я обязательно выживу.» Боль стальной лапой вырвало сознание из покалеченного тельца котёнка. В жидкой грязи лежал маленький комочек грязной шерсти, похожий на котёнка лишь при приближении. Рядом пробегали два дворовых пса. Учуяв ещё тлевшуюся жизнь в маленьком тельце один рванулся и ухватил котёнка за шиворот. Котёнок не почувствовал очередной порции боли, он был без сознания, но даже бесчувственный котёнок кричал «я обязательно выживу» !!...
...Чуда не случилось. Последний день котёнок провёл как и все предыдущие в борьбе за ускользающую жизнь. «Я обязательно выживу» выдыхал Его никто не замечал, а если и замечали то только для того чтоб пнуть по больнее или ударить палкой. Поесть ему удалось только предыдущим вечером, когда какая то девочка отломила котёнку кусочек от своего пирожного, за что тут же получила подзатыльник от своей мамы. «Я обязательно выживу» твердил котёнок пытаясь протолкнуть кусочек в сведённое спазмом горло. Чуть позже, когда уже совсем стемнело и холод стал не выносим, котёнок осмелился приковылять к
человеческому жилью. Очень болели кровоточащие лапки. «Я всё равно выживу,» твердил он содрогаясь всем телом от холода. Мимо прошёл человек, равнодушно скользнув по котёнку взглядом. Из открытого подъезда повеяло теплом. Дверь медленно закрывалась отгораживая мир тепла и радости от мира холодной печали. Котёнок собрал последние силы и рванулся в уменьшающейся проём света. Он успел. Потому что он знал свою: цель «я обязательно выживу.» Он забился в самый тёмный угол под лестницей и бессильно опустился мордочкой вперёд на грязный кафель подъезда. Чуть отдышавшись котёнок попытался зализать раны. Казалось общей раной было всё его тельце: саднили лапки, очень болел бок пострадавший от брошенного кем то камня,сильно знобило, глазки слезились. Сново прошёл человек, шаги затихли где о на верхнем этаже. Котёнок вспомнил ласковые руки людей, как они гладили его шелковистую шерстку и вспомнил недавние злые тычки от палок и камней которые сжимали такие же руки. Котёнок разрыдался. Разрыдался как могут рыдать только бездомные котята, беззвучно. Он не обижался и не злился на людей он просто не умел
этого делать. Он плакал потому что ему не хватало ласковых человеческих рук дарящих так много тепла и доброты. «Я обязательно выживу» сквозь рыдания шептал котёнок. Нарыдавшись он свернулся в клубочек и забылся сном. Ему было тепло, снилось как он лежит в тёплой кошёлочке с братишками, сестрёнками и конечно с мамой. Пробуждение было резким и болезненным. Уборщица злобно шипя что то под нос схватила всей пятернёй израненное тельце котёнка и выбросила с размаху в открытую дверь подъезда. Кувыркаясь по мокрому асфальту ещё не отшед от сна в голове у котёнка промелькнуло «я всё равно выживу.»
Вскочив ошалевший от боли и страха, он ринулся не видя дороги и чуть не попал под колёса автомобиля выезжавшего из за поворота. Сжавшись у забора котёнок перевёл дух. Начинался
новый день, новый день борьбы за жизнь. Котёнок поковылял мимо грязной лужи к выходу из двора. Он не услышал приближение пса...

Я ОБЯЗАТЕЛЬНО ВЫЖИВУ Я ОБЯЗАТЕЛЬНО ВЫЖИВУ Я ОБЯЗАТЕЛЬНО ВЫЖИВУ!!!....

Почти мёртвое тельце котёнка болталось тряпкой в пасти дворняги.
-А ну отпусти, быстро отпустил!!!
Тельце падает на асфальт. Если бы котёнок был бы в сознании он бы услышал визгливый удаляющийся лай дворняг. Человеческие руки дотронулись до окровавленной шейки.
-Живой...
-Эй осторожнее! Сейчас столько заразы развелось, а эти твари её переносят. Я Арти едва оттащил..Не хватало чтоб ещё лешай или что похуже подхватил.
Котёнка подняли человеческие руки и быстро куда то понесли.
-Эй деловой!! Вот из за таких как ты зараза и разводится.
Донеслось до человека быстро идущего куда то с окровавленным и грязным комочком

Котёнок очнулся от сильной боли и ослепительно яркого стерильного света. Боль причиняли тонкие, но твёрдые ледяные пальцы в резиновых перчатках, а свет лился из огромной лампы закреплённой на стене. «Я обязательно выживу» прохныкал котёнок
-Ну вот . Очнулся, подержите его пожалуйста.
Негромкий мягкий голос принадлежал обладателю резиновых перчаток.
Руки другого человека перевернули котёнка, а пальцы в резиновых перчатках продолжали шарить по израненному тельцу. Боль накатила багряной пеленой. Котёнок хотел закричать, но из горла раздался только хрип.
-Понятно. Спасибо.- Руки осторожно положили котёнка на холодный пластмасс стола.
Котёнку было всё равно. Он старательно проталкивал в крохотные лёгкие глоток за глотком воздух превозмогая боль. «Я обязательно выживу» стучало в сердце.
-Так начнём с хорошего-мягкий голос чуть отдалился-внутренних повреждений не видно. Но это единственный плюс. И к сожалению в данной ситуации не решающий. Крайняя форма истощения и переохлаждения, конечности повреждены и воспалены, сломаны 3 ребра, на спине глубокие раны, про холку я промолчу здесь всё очевидно даже не специалисту сами видите. Почти сто процентная вероятность воспаления лёгких, сепсиса или асфиксии из за травмы гортани.
Котёнок слышал спокойный уверенный в своей правоте голос. Этот голос зачитывал его приговор. «Я всё равно выживу» то как молитву, то как плачь твердил он. Руки...руки которые его переворачивали и держали... Котёнок через пелену боли ощутил почти забытое чувство. «Я всё равно выживу!!! Тем более сейчас.. но как БОЛЬНО» Из маленького глазика покатилась слеза.
-Он плачет-глухой ни чем не выразительный лишённый всякой дикции, голос прервал перечисление диагнозов и болезней-посмотрите он плачет.
-Нет, животные не могут плакать у них другое строение глаза-красивый уверенный голос с чуть заметной долей иронии-впрочем он сейчас очень мучается. Я вообще не понимаю как он выжил после всего. Итак: что будем делать. Мой вам совет гуманнее будет усыпить.
Человек с некрасивым голосом и тёплыми руками наклонился над котёнком. Большие человеческие глаза встретились с маленькими, сейчас расширенными от страха, глазами котёнка. «Я обязательно выживу» закричало всё в маленьком существе. Не подведи Человек. Пожалуйста. Я в тебя верю. По мордочке с ново стекла слеза. Я ещё не сделал того чего должен.
-Он выживет-человек резко распрямился-доктор делайте всё что нужно.
-Хорошо. Поставим вопрос по другому. Наша клиника оказывает не очень дешёвые услуги. Шанс что котёнок выживет даже не 50 на 50 , а скорее 30 на 70. За сумму которую вы можете
потратить можно купить породистого перса и останется на отдых где ни будь в Европе.
«Человек...Человек ..прошу...я обязательно выживу!!!»
-Доктор...
-Давайте на чистоту, мне понятен ваш благородный порыв. Но такова жизнь. Уличные животные гибнут от холода, болезней, их убивают, травят. Всем не помочь. Простите у вас хорошо оплачиваемая работа?.
-У меня нет работы...Просто..мне..я всё потерял..но деньги есть можете не переживать если вы об этом.
-Нет. Я просто хочу доказать вам что целесообразнее и логичнее потратить деньги на что то другое.
«ЧЕЛОВЕК. Я не могу тебя о чём то просить. Но...Я обязательно выживу!!!»
-Доктор..простите вы женаты- в голосе появилась хрипота и он стал ещё больше запинаться.
-Я вас понял-рассмеялся мягкий голос-да я женат, у меня двое детей которых я люблю.
-Нет, доктор...это вы меня не поняли..У меня нет ни кого-голос запнулся-Я спросил про вашу семью..потому что...вы всё равно не поймёте значение слова Одиночество..Я всё решил. Я оплачу сумму которую вы выставите.
«СПАСИБО» очередная слеза из глазика
-Извините-мягкий голос действительно выглядел расстроенным.-Я не хотел причинять вам боль расспросами и переубеждениями. Это будет мой самый тяжёлый пациент за всю практику. Начнём с обработки ран. Посидите пожалуйста в холле. А мы пройдём в операционную.- Холодные голубые глаза впервые встретились с глазками котёнка.
«Я обязательно выживу!! Теперь уже когда у меня появился Человек». Пушистое тело подняли руки в перчатках и понесли в другую комнату. Котёнок попытался повернуть головку в сторону Человека. Но вдруг дыхание прервалось и он захрипел изо рта потекла струйка крови. Последнее что он услышал это быстрые и отрывистые распоряжения доктора с тихим красивым голосом и холодными глазами. В загривок что то вонзилось и сознание ушло из пылающего разума котёнка....

….-Я сделал всё что мог. Гортань оказалась не слишком повреждённой. Просто рана была большой из-за этого и столь обильное кровотечение. Опасения вызывают лапы. Воспаление велико и присутствует большая вероятность сепсиса. Будем надеяться на антибиотики. Зайдите через три четыре часа, а лучше в конце дня. Пускай пока он полежит я понаблюдаю за его состоянием.
-Спасибо доктор...

Котёнок знал что сейчас ночь. Нет, глазки его были плотно зажмурены. Боль. Он уже смирился что в мире существует только боль. Он засыпал с ней и просыпался от неё. Сейчас она тоже присутствовала. Болели лапки, болела шейка, болело всё тело. «Я обязательно выживу!» Но что то изменилось. Котёнок открыл глазки. Темно и тепло. И размеренное покачивание. Всё тельце котёнка было в бинтах. И тут котёнок понял в чём дело. Тепло исходило от Человека! А он сам находится у него за пазухой!! Котёнок не веря пошевелился боль острой иглой пронзило тело, но он не обратил на это внимание. Он был с Человеком у которого был некрасивый срывающийся голос и такие тёплые руки. Молния на куртке чуть распахнулась и в мордочку котёнка ударил поток холодного ночного воздуха.
В проём просунулась рука Человека и и погладила котёнку переносицу.
-Очнулся. Сейчас скоро дойдём.
Нет. Нет. Нет. Котёнок хотел закричать что так бы и сидел за курткой у Человека!! Мимо проплывали намокшие деревья. Котёнок был не просто счастлив. Он был СЧАСТЛИВ. Он был готов терпеть даже эту страшную боль. Лишь бы были рядом тёплые руки человека.
В глазах поплыли круги. Голова закружилась. «Я всё равно выживу» подумал котёнок первый раз проваливаясь не в забытьё, а в сон.
Котёнок проснулся уже лежа на диване завёрнутый в тёплый шерстяной платок. Мягко светила настольная лампа. Человек куда то собирался. Котёнок раскрыл ротик и захотел пискнуть чтоб привлечь внимание. Получилось что то между кашлем- хрипом. Но Человек услышал. Он подошёл к котёнку и опустился на корточки.
-Привет малыш. Потерпи...нужно потерпеть чтоб всё прошло. Я не умею разговаривать красиво...не могу помочь...преодолеть боль даже словом.
Голос срывался и звучал хрипотцой. Человек опустил голову и погладил котёнка.
« Человек как мне хорошо. Не нужно ни чего говорить. Просто будь рядом.»
-Мне нужно сейчас отойти...нужно денег снять с карточки...Деньги это такие смешные бумажки ...за которые некоторые люди хотят купить счастье и любовь.-голос сново захрипел.- Они ошибаются...Но иногда деньги бывают полезны. В частности сейчас. Я наверное буду отсутствовать часа два...круглосуточный банкомат находится не так близко.
Человек последний раз погладил котёнка и вышел из комнаты. Хлопнула дверь и наступила тишина. Котёнок не знал что такое деньги. Вероятно в эти смешные бумажки люди играют между собой, как когда то котёнок играл со своими братьями и сёстрами конфетным фантиком. Котёнок знал что такое любовь. Искренняя, не нуждающаяся в доказательствах, словах, подарках. Которую можно потерять и становится очень очень больно. Намного больнее чем удар камнем или палкой. Но нужно нужно обязательно выжить. Чтоб сохранить в своём сердце любовь. Чтоб встретить своего Человека с тёплыми руками. Чтоб поделиться этой любовью. Котёнок согрелся. Он жмурился в лучах лампы и они согревали его как июльское солнышко. Котёнок улыбнулся. Как могут улыбаться только котята. На него накатывалась дремота. «Я выжил» сонно подумал котёнок. «Я сделаю то что должен сделать»...

-Я удивлён.- Голос доктора звучал так же мягко и красиво.-Прошло всего три недели а малыш уже встаёт на лапки.
Белый котёнок с тёмными пятнышками стоял на холодной , стерильной поверхности стола и оглядывался по сторонам. Белая стерильность. Сияющая белизна. И запах боли...и смерти. И отголоски чьих то криков «Я обязательно выживу». Лапки ещё болели. Во избежании нагноения пришлось ампутировать два пальчика и все коготки на левой передней лапке. Сегодня доктор должен снять последние швы. Самые трудные оказались первые три дня. Поднялась температура и котёнок лежал в полубреду даже почти не замечая боли. Человек находился всё время при нём. Котёнок не открывал глазки , но чувствовал его присутствие. Чувствовал как в ротик вливают тёплое молоко и полужидкую кашу. Он проглатывал с трудом. Но он был счастлив. Потому что был не один. Потому что его любили. «Я обязательно выживу». Это был уже не крик боли, а утверждение. Потом жар спал и осталась только боль в искалеченных лапках. Котёнок пытался самостоятельно привстать, но боль становилась совсем невыносимой. Доктор сказал что котёнок будет прихрамывать на всю оставшуюся жизнь. Три недели перевязок через день, уколов раз в день и борьбы с болью ежеминутно. Человек носил его на руках, на второй неделе помогал при первых попытках самостоятельной ходьбы, убирал за котёнком. В благодарность котёнок мог лишь уткнутся в ладонь горячим от жара носиком. Сегодня человек и котёнок пришли к доктору последний раз. Котёнок уселся на стол и стал умываться. Вернее хотел умыться- шейку до сих пор перетягивал тугой бинт Его шёрстка вновь стала белой с чёрным, а не тускло грязной. Правда большую её часть пришлось постричь ещё в первый день, слишком длинны и глубоки были раны.
-Признаться я и не рас читывал на такой положительный эффект. Ну что ж пошли снимать последние швы.
Ледяные руки взяли котёнка под животик и осторожно понесли в соседнюю комнату. Котёнок посмотрел на своего Человека. Тот улыбался. Во второй комнате ещё сильнее пахло стерильностью, болью и смертью. Холодные руки осторожно положили котёнка на стальной стол. Бинт белой змеёй стал стекать на стальной холодный стол.
- И всё таки странно-красивый голос был занято-озадачен-Что же всё таки нашёл в тебе твой хозяин. Такие деньги отдал. Не понимаю.
« Доктор , вы не поймёте-подумал котёнок- потому что у вас холодные руки»
Бинт полностью освободил маленькую шейку. Котёнок свободно тряхнул головой.
- Ну вот, останется только шрам. Интересно сколько жизней из 9 тебе полагающихся ты потратил. Обработаем шов антисептиком и пойдёшь со своим хозяином домой.
Человек и котёнок возвращались домой. Осень вступала в свои права и ветер ледяным полотенцем бил по прохожим. Человек не спеша шёл по вечерней улице. Из разреза куртки гордо смотрел на осенний мир котёнок. Мир не был добр к котёнку. Но котёнок не возненавидел его за все причинённые страдания. Потому что он этого не умел делать, а учится этому не хотел. Потому что котёнок знал одну истину- ели бы он обозлился на всё и вся, он бы не смог полюбить. Умея любить невозможно ненавидеть, умея ненавидеть невозможно полюбить.
Котёнок посмотрел на небо. Ветер гнал рваные облака и пытался забраться под куртку человека. В проплывающих мимо окнах загорались окна. Котёнок посмотрел в низ. Знакомая подворотня, грязная лужа подсохла и стала покрываться ледовой корочкой. Рядом пробежала
собака посмотрела на человека и котёнка, фыркнула и побежала дальше. Мимо проплыл злополучный подъезд. Человек и котёнок возвращались домой.
Котёнок дремал в ящичке с тёплыми шерстяными тряпками. Животик котёнка раздулся и довольно урчал от любимого тёплого молока. «Мне хорошо» думал котёнок . «Мне хорошо потому что я нашёл Человека с тёплыми руками. Люди. Пожалуйста, хоть иногда посмотрите себе под ноги. Возможно именно когда вы в следующий раз выходя из подъезда, по пути на работу или в магазин под вашими ногами может быть может оказаться маленький беззащитный комочек любви, пытающийся докричаться до вас и твердящий всем своим видом Я ВСЁ РАВНО ВЫЖИВУ. Не важно кем будет этот несчастный комочек: грязненьким, болеющим котёнком, или щенком которого искалечили. Обернитесь ни крик о помощи. Уделите несчастному созданию своё время. Накормите, согрейте своим теплом, просто погладте теплой рукой окажите помощь. Ведь мы любим вас, Люди. Нам ни чего не нужно в замен за нашу любовь. Нам всё равно какого Вы возраста, сколько комнат в Вашем жилье, какого Вы цвета кожи. Дайте нам малую часть тепла и оно к вам вернётся во стократном размере. Вы сильные и мудрые, умелые и смелые. Но даже у таких как Вы бывают несчастья.
И тогда к вам на выручку придём мы. Мы согреем Вас своим морком, мы будем скулить вместе с Вами когда Вы плачете. Мы заглянем в Ваши глаза и вы поймёте что вы остались не одни на всём свете. У Вас есть мы. Мы согреем Вашу душу своей любовью и теплом. Но сейчас помогите нам. Не оставляйте нас наедине с нашей бедой. Кроме Вас нам помочь не кому. Мы Вас ЛЮБИМ!!!»
Котёнок выбрался из своей маленькой кроватки и поковылял по тёмной ночной квартире к кровати где спал Человек. Как же трудно на трёх лапках. Сначала на стул. Прыжок. Мягкий комочек приземлился на ноги спящего человека. Мягко и осторожно ступая котёнок добрался
до руки человека. Вздохнув котёнок улыбнулся, как умеют улыбаться только котята и лёг рядышком прикоснувшись тёплой лапкой к тёплой руке человека. «Я люблю тебя, Человек».
Котёнок громко замурлыкал.


Как хотелось бы чтоб ..каждая подобная история кончалась также happy И у животных и у людей...
Прикрепления: 7850755.jpg(36Kb) · 1750971.jpg(80Kb)
 
IvaДата: Суббота, 20.08.2011, 18:50 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2514
Репутация: 0
Статус: Offline
Грустный рассказ...
Огни

На город опустились прохладные осенние сумерки. Тут и там, во множестве загорались яркие ночные огни. Люди, радуясь окончанию рабочего дня, заспешили по домам, а некоторые сразу же отправились по излюбленным местам ночного отдыха: клубам, дискотекам и казино. Улицы заполнились галдящими толпами в ярких одеждах, по мостовой, сверкая хромом в свете фар, помчалось множество машин - вокруг стоял обычный вечерне-будничный гам. В витринах магазинов яркими цветными лентами зажглась броская, манящая реклама, тысячи фонарей, затмевая звезды, осветили пространство улиц.

В маленьком темном переулочке, в стороне от шумного проспекта, одиноко пристроился полуподвальный кабачок. Он тоже зазывал к себе посетителей яркой, переливающейся сотнями мерцающих огней вывеской. Его огни не могли затмить пышную люминесценцию соседних улиц, но в этом сумрачном переулке даже они казались невыносимо слепящими. Расцвеченные отблесками неона, серые стены соседних домов выглядели, будто яркая абстрактная картина, написанная безумным художником на сером холсте бетона.

Неподалеку от входа, на решетке дышащего подземным теплом люка примостилась большая рыжая кошка. Она лежала на прутьях, зябко подсунув под себя лапки, глаза ее были полузакрыты, а маленькое сердечко учащенно билось. Ее внешность не соответствовала определению "дворовая", но и домашней она не выглядела. Возможно, когда-то у нее был дом, но сейчас кошка была бездомной. Она была стара - скорее всего хозяин поняв, что та не может как в молодости резвиться и играть просто выбросил животное на улицу. Кошка прожила долгую, полную кошачьих радостей и горестей жизнь, и теперь тихо умирала от пневмонии, которую подхватила холодной осенней ночью. Будь у нее дом, будь рядом с ней заботливый, любящий друг - к ней пригласили бы опытного ветеринара, который вылечил бы ее от недуга, не дав болезни перейти в острую фазу, но кошка была одна - прохожим было наплевать на страдания умирающего животного, они торопливо проходили мимо и никто не увидел, как застонав от боли, кошка завалилась на бок и, распластав по холодному асфальту лапы, лежала надрывно дыша. Каждый вздох давался кошке все труднее и труднее.

Время шло, улицы постепенно пустели, и даже рекламные огни, как казалось, стали чуть менее яркими. Хозяин кабачка выпускал последних посетителей и закрывал лавочку на ночь. Задвигая решетку он мельком взглянул на лежащую на крышке люка кошку, вынул из кармана хлебную корку и, кинув ее перед самой мордой животного, пошел прочь. Кошка открыла глаза, посмотрела на медленно уходящего человека, судорожно дернулась всем телом и замерла - изо рта стекла тонкая струйка крови. Кошка умерла. Тут же громким хлопком взорвалась стеклянная трубка неоновой рекламы, и рассыпавшись фейерверком - призраком угасшей жизни, зажгла на мгновение, в широко раскрытых кошачьих глазах, множество ярких огней.

Андрей Ликс


У всех молодых бывает пренебрежительное в лучшем случае снисходительное отношение к старости..Всем кажется что их минует чаша сия..И поэтому старость стала синонимом не нужности и одиночества. Не много офтопные рассуждения..
Прикрепления: 2386018.jpg(77Kb)
 
IvaДата: Суббота, 20.08.2011, 22:08 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2514
Репутация: 0
Статус: Offline
Очень добрый, очень милый и очень новогодний рассказ ^_^

А снег всё падал и падал…
Снегопад длился уже третий день, мягкие хлопья устилали тротуары, дороги, крыши домов, скрипели под ногами прохожих и колёсами машин, утрамбовывались, превращаясь в липкое и вязкое коричневое месиво, которое тут же засыпалось новым белоснежным крошевом. Даже ветер, который трепал котёнка за пушистую шёрстку, кое-как спасавшую его от зимней стужи, и тот приутих, и уже третий день – пока длился снегопад – смирнёхонько таился на чердаке соседней девятиэтажки. То ли боялся нарушить очарование падающего снега, то ли просто устал завывать, исподтишка набрасываясь на случайного прохожего, решившего срезать путь между домами.
Котёнок вылез из-под крыльца, где прятался от ветра, снега и холода, прижимаясь тощим боком к изоляции на трубе отопления, и направился к мусорному баку, в котором частенько валялись и рыбные шкурки, и мясные обрезки. В маленьком желудке уже начало ворочаться и урчать, требуя еды, что-то очень голодное. Однако, уже около самого бака, котёнок остановился: сквозь соблазнительный запах еды пробился другой: запах чужого. Не совсем незнакомый: это был запах Чёрного, огромного кота, жившего в соседнем подвале. Теперь котёнку не удастся поесть, пока Чёрный не выберет самое вкусное, и оставаться возле бака тоже небезопасно. Чёрный считал бак своей личной собственностью и устраивал жестокую драку со всеми, кого заставал рядом. Утешало одно: весь день Чёрный у бака не сидел. Если бы котёнок вылез пораньше, или если подождать и прийти попозже, можно будет полакомиться тем, что оставили люди… или не доел Чёрный.
Котёнок никогда не задавался вопросом, откуда в баке берётся еда: еда была, и он еду ел. Ему и невдомёк было, что бак, который кормил его и ещё добрую дюжину соседских котов, пополнялся рестораном, в подвале которого он жил. Ресторан назывался «Олимп», хотя котёнку это название ни о чём бы не сказало даже в том случае, если бы он сумел прочитать его на неоново светящейся по ночам вывеске, озарявшей сверкающий в лунном свете снег алыми всполохами огненных букв. А впрочем, пока ещё было утро…
Котёнок отошёл на приличное расстояние от бака, сел и начал вылизывать лапку. Весь его независимый вид говорил, что он и не помышляет об этом дурацком баке, с его стороны вообще было бы полнейшей невоспитанностью пытаться залезть в этот самый бак, и не интересен котёнку ни он, ни его содержимое. Он совершенный вегетарианин, и от запаха рыбы и мяса его тошнит.
На нос котёнку упала большая снежинка, он недоумённо скосил глаза и чихнул. Снежинка обиженно приподнялась с носа, и котёнок ударил по ней лапкой. Некоторое время он увлечённо гонялся за снежинками, подпрыгивая, и уворачиваясь, когда какая-нибудь из них снова норовила упасть ему на нос или хвост, а то и на усы. Наконец котёнку надоело это занятие, и он вспомнил о том, что ему хочется есть. Собравшись в комочек, он осторожно подобрался к мусорному баку и принюхался. Чужого запаха не было, Чёрный ушёл по каким-то своим кошачьим делам, других котов поблизости тоже не наблюдалось, и котёнок начал рыться в сваленных возле бака пакетах, поскольку для того, чтобы взобраться на сам бак, котёнок был слишком мал.
Ему повезло: в одном из пакетов обнаружилась недоеденная отбивная и три рыбьих головы. Этого хватило, чтобы голодный зверь в желудке утихомирился. Котёнок спрыгнул с мусорного пандуса, и только тут заметил Чёрного со вздыбленной шерстью. Котёнок сжался, взъерошив хвост, и начал боком отодвигаться к ближайшему дереву: на самой верхушке Чёрному его не достать, слишком тяжёл. Чёрный завёл боевой вой, с каждой нотой, как казалось маленькому котёнку, увеличиваясь в размерах. Котёнок знал, что пока Чёрный воет, он не видит и не слышит никого и ничего вокруг себя, и со всех своих маленьких лапок припустил к дереву. Забравшись на самую верхушку, малыш почувствовал себя в безопасности, и хотя очень неуютно было сидеть среди тоненьких качающихся веток, но в желудке было сытно, и от этого приятное тепло разливалось по всему телу; и он опять удрал от Чёрного, пусть тот и сидит в развилке нижних веток, распевая свой боевой гимн. Долго он так сидеть не будет: только до тех пор, пока кто-нибудь ещё из соседских котов не вознамерится посетить бак в поисках еды. Так что можно и подремать.
Проснулся котёнок от резкого порыв ветра, качнувшего верхние ветви. Малыш судорожно вцепился в дерево когтями, глядя вниз. Чёрного не было. Начинало темнеть, и на сугробы уже ложились длинные синие сумеречные тени. Следующим порывом, гораздо более сильным, ветер сломал обледеневшую ветку, на которой сидел котёнок, и сбросил вниз. Ещё в полёте котёнок отпустил ветку и, растопырив все четыре маленькие лапки, приземлился на снег. Сугроб оказался мягким, и котёнок погрузился в него почти целиком. Когда он, судорожно отфыркиваясь, и тряся лапами, выбрался на дорогу, пушистая шерсть на животе и хвосте намокла и висела сосульками. Ветер не прекращался, и котёнок быстро замёрз, но вернуться в подвал он не мог. В желудке снова урчало, а мусор из бака вывезли, и пакетов рядом с ним не наблюдалось. Котёнок принюхался, поджимая лапки, и решительно направился в ту сторону, где горели алые всполохи на голубом вечернем снегу, слышалась громкая музыка, и откуда слабо, но отчётливо тянуло запахом еды.
С трудом одолев широкие, заснеженные ступени, на которые, чтобы забраться, нужно было сначала встать передними лапками, а потом, царапаясь когтями, подтянуть задние, котёнок незаметно, вдоль стенки пробрался к самому крыльцу, покрытому чем-то мягким и тёплым, озябшие лапки почти сразу же перестали мерзнуть, и остановился у самых дверей. За ними было тепло и ярко, горел, переливаясь разноцветными огнями, свет, блестели гирлянды. Запах еды усилился.
Опасаясь встретить и здесь какого-нибудь Чёрного, котёнок протиснулся между ногами куривших на крыльце и пробрался внутрь.
Кроме еды, здесь пахло ещё и людьми. Людей было много, больших и маленьких, танцующих и сидящих за столиками. На сцене танцевали сразу несколько пар. Музыка медленно плыла по залу. За столиками тихо переговаривались, чуть слышно позвякивая бокалами и столовыми приборами по тарелкам французского стекла. На лицах людей плясали отблески горевших на столах свечей в узорчатых подсвечниках.
Внутри пахло ещё чем-то, чем-то незнакомым, терпким и тягучим: не едой, не людьми, не чужими котами. Тем, что само по себе навевало ощущение чего-то родного, уютного. Своего. От этого запаха котёнку, несмотря на вымокшую шерсть и урчащий желудок, сделалось тепло и по-особому приятно. Он остановился, повертел головой в поисках источника этого запаха и направился в сторону, где запах усиливался. Подойдя вплотную к тому, что так пахло, он ткнулся носом в нечто зеленое и колючее. Нечто оказалось очень большим деревом. Ёлка, вспомнил котёнок, росла одна такая в углу двора, но была маленькой, и пахла хотя и похоже, но ощущения родного, тёплого и уютного не было. Он недоумённо помотал головой и фыркнул. Рядом качнулось что-то, круглое, гладкое и холодное, и завертелось. Котёнок отпрянул, «это» повертелось и остановилось. Котёнок толкнул его лапой, и оно снова закачалось. Понаблюдав за тем, как оно качается, котёнок обнаружил, что таких, как это, гладких и холодных, много, разных цветов и размеров, звенящих при соприкосновении друг с другом. Ёлка увешана ими до самого верха. Забравшись под дерево, котёнок обнаружил, что с веток свисает что-то длинное и блестящее, похожее на коричневые ленты, частенько валявшиеся около бака. Есть их было нельзя, но с ними можно было играть, особенно когда поднимался ветер, раскидывая ленты, и запутывая в клубки. Однако эти были блестящими и разноцветными, и играть с ними оказалось интереснее. Но еды под ёлкой не было.
Мимо котёнка прошёл человек, неся в руках что-то большое и белое, и котёнок сразу забыл про всё остальное: с большого и белого вниз стекал умопомрачительный запах ЕДЫ. Он стелился шлейфом, манил, дразнил, и котёнок, боясь упустить этот чудесный запах, бросился за ним, лавируя на скользком мраморном полу между ногами и ножками столов. Еду поставили на стол, и котёнок попытался залезть на него по длинной узорчатой скатерти, но сорвался. Тогда он обошёл стол, решив попросить Еду у тех, кто сидел за ним. Ведь ему надо так мало. Выбрав самого маленького, котёнок положил лапы ему на ногу и жалобно замяукал.
— Ой, папа, смотри! – с высокого стула на резных ножках свесилась маленькая девочка с большими бантами, — котёнок! Он, наверное, голодный! Ты откуда появился? Пап, можно я его накормлю?
Сверху вниз на котенка посмотрел мужчина в черном костюме, котёнок на всякий случай жалобно мяукнул во второй раз, всем своим видом показывая, какой он голодный и несчастный. Девочка, уже не дожидаясь разрешения отца, отрезала кусок отбивной, размером чуть не с самого котёнка, и положила перед ним на пол. Котёнок вцепился в него зубами и заурчал. Мужчина, ничего не говоря, кинул ему ломтик колбасы.

Такой еды никогда не ел, наверное, даже Чёрный. Мясо было таким мягким, что, казалось, таяло ещё до того, как котёнок его проглатывал. Колбаса манила его запахом, какого никогда не имела в баке. Котёнок и не подозревал, что это был запах СВЕЖЕЙ колбасы. Когда он управился с тем и другим, девочка кинула ему ещё кусочек мяса, после чего подняла хитрый взгляд на отца.

— Па-ап, я знаю, какой подарок я хочу на Новый Год!

— Какой? – со вздохом спросил отец, уже понимая, что за этим последует.

— Пап, можно я заберу котёнка домой? – девочка умоляющими глазами смотрела на отца. – Пожалуйста!

— Этого оборвыша? – удивился он.

— Он не оборвыш! Он – мой подарок! И я его вымою.

Высокая женщина с замысловатой прической, сидевшая на другом конце, нахмурилась.

— Игорь, ты же не можешь позволить ей подбирать животных с улицы!

Игорь пожал плечами:

— А почему бы нет? Я обещал ей, что она получит на Новый Год то, что захочет. С улицы – это не так страшно. Вымоем, вызовем ветеринара. Будет чистый и красивый… когда высохнет и отъестся. А то вон – рёбра торчат.

Он поднял котёнка на руки, женщина поморщилась, а девочка только восхищённо перевела дыхание:

— Значит, можно? Можно, да?

— Можно, — засмеялся Игорь. – Заворачивай свой подарок, да неси в машину. Потеряется ещё. Или объестся. И так уже съел больше, чем сам весит.

Сияющая девчушка подхватила его на руки. Котёнок, сонный от обильной еды, уже на весу дожёвывал колбаску. Его укутали в шарф и унесли в машину, где он и проспал всю новогоднюю ночь. Когда они приехали поздней ночью домой, его маленькая хозяйка уложила котёнка под своё одеяло, прошептав полусонно:

— Спокойной ночи, Дар…

Сытый, пригревшийся котёнок уткнулся маленькой хозяйке в плечо и сонно замурлыкал. Когда наступит завтра, его накормят, он обследует этот дом, так неожиданно обретённый, и никогда больше не окажется на улице.
Прикрепления: 8436884.jpg(34Kb)
 
IvaДата: Воскресенье, 21.08.2011, 19:30 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2514
Репутация: 0
Статус: Offline
Вот ещё один рассказ о котёнке..в отличае от "Я обязательно выживу" без опаределённой концовки..но с надеждою на лучшее

Я родился в субботу утром. Первой меня и моих сестер с братьями нашла маленькая девочка.
- Мама, папа! Смотрите: целых пять котят!!!
Мужчина пах табаком и ещё чем-то незнакомым. Женщина - травами. А вот девочка пахла молоком.…Из-за этого запаха мы её сразу полюбили. И все ей разрешали. Она брала нас за загривки, катала в игрушечной машине, украшала бантами. Эта рыжая девочка и была первым человеком, которого мы увидели. Несуразная какая-то! Две лапы длинные, две короткие, мяукать не умеет. Мама объяснила, что это котенок мужчины и женщины. У людей редко бывает много котят. И они не вылизываются. А сами считают, что ничем не пахнут.
Мы научились различать все запахи в доме. Однажды от женщины стало пахнуть страхом и одиночеством. С таким мы еще не встречались. Позвали маму на помощь, она нервно подергала хвостом. Пахло больницей. Мужчина и женщина долго разговаривали в этот вечер.
- Мы уже дали им имена, может оставим их… Как-нибудь справимся!
- А что будет, когда они вырастут? В твоем положении это невозможно!
Вечером, вылизывая нас всех – серую Мышку, рыжего Котю, трехцветного Пушка, Малыша и меня, она рассказала, что раньше кошкам молились, как Богам. А теперь нет… И нам надо быть осторожными. В том мире много опасностей! Мы не поверили….Утром мы толкались и шумели! Было весело: улица!
Сначала мужчина и женщина пробовали отдать нас другим людям сами. Но нас никто не хотел брать. Я удивлялся: неужели вот этому человеку я совсем не нужен?! У него болит голова – я бы мог её вылечить. Или вот этой унылой женщине? У неё другая боль – глухая и прочная, как стена. Я бы ложился на неё и мурлыкал, а она бы улыбалась мне.… Но я не мог это все объяснить. Затем мужчина и женщина понесли нас куда-то… Я очень испугался! Они подошли к странному человеку и просто отдали нас всех. Всех сразу.
- Вы ведь проследите, чтобы они достались хорошим хозяевам?
- Да! Идите и не беспокойтесь.
Они ушли. Навсегда. А незнакомец достал рыжего Котю и показал его, стоявшей рядом, женщине:
- Этого оставим, а остальных не возьмут.
Он засунул нас в какую-то коробку и начал заматывать скотчем. В коробке было тесно. Мы пищали и царапались изо всех сил. Мужчина встряхнул нас и куда-то бросил. Некоторое время все прыгало и переворачивалось. Мышка, Малыш и Пушок не открывали глаз. Я царапался и скребся…
- Почему они сделали так? Может они сейчас вернуться и заберут нас. Но никто не возвращался… Сил больше не было. Я умер…
- Да тут и искать некого! Все умерли!
Воздух. Воздух. Я пытался замяукать, но услышал только хрип.
- Смотри вот этот вроде дышит!
Девушка взяла меня на руки. От неё пахло больницей! Тот запах, с которого все началось. Шерсть на загривке стала дыбом.
- Испугался? Ну ничего! Мы тебя пристроим!
Пристроим? Я знал, что происходит с теми, которых пытаются пристроить!!! Я собрал все силы и укусил девушку. Она вскрикнула и разжала руки. Я вывернулся и побежал. Бежал долго, потом устал и уснул за какой-то трубой. Проснувшись, я пошёл туда, откуда шел шум. Я решил выжить, не смотря ни на что!...
Я шёл долго! На дороге меня чуть не сбила машина, потом кто-то позвал, но я не подошёл. Нашел помойку, было унизительно ковыряться в объедках, но выбирать не приходилось. Я так увлекся, что не заметил, как подошли два человеческих детеныша. Они схватили меня за шкирку и потащили куда-то. Я истошно завопил!
- Заткнись, урод!
Один больно ударил по спине. Они затащили меня в подъезд и облили чем-то холодным. Защипало глаза и ранки.
- Давай зажигалку!
Этого слова я не знал, но завопил ещё сильнее. Вдруг где-то раздался мужской голос
- Эй! Ну-ка бросьте его! Руки оторву!
Детеныши бросили меня и помчались вниз. Я сделал лужи и сидел в ней, дрожа. Подошёл мужчина и взял меня на руки. Он унес меня в свой дом....
Он жил с матерью. Она долго болела, а потом умерла. Мужчина очень переживал. К нему иногда приходили другие люди. По обрывкам фраз я понял, что мужчину часть предавали. Он никому не доверял, не хотел быть с кем-то рядом....
Я сидел перед раскрытым окном и следил за жирной вороной. Она каждый день прилетала на наш, с человеком, балкон. Назло нам! Я это знал.
- Поймяу! Я её поймяу! – Я прыгнул за ней....Я больно ударился об железную коробку, висевшую под нашим окном на втором этаже. Шмякнулся на землю...Было очень больно и плохо! Я пролежал так несколько часов, потом меня нашёл Человек. Он повез меня куда-то.
- Зачем вам инвалид? – ворчал водитель – Усыпите его и все.
Меня вынули и понесли туда, где пахло, как от перчаток девушки.
-Я не смогу ухаживать за инвалидом. - Сказал Человек, - Я редко бываю дома. Да и коту будет не в радость жить без задней лапы. Вы уж не делайте ему больно. Пусть он просто уснет.
Я усну? Просто усну? Но я не хочу! Я же жив! Мне надо ворону поймать! Эй, Человек, ты же меня понимаешь?! Я же твой друг!
Но он не понял и ушёл.... Доктор пощупал меня и выпустил струйку из шприца. Я закрыл глаза....
- Ну вот и он! Лапа скоро заживет.
Оказывается, доктор усыпляет не всех. Я быстро научился ходить и даже бегать. Тут много других животных. Вот белая слепая кошечка. Она жила в школе, и какой-то двоечник выколол ей глаза циркулем. Вот кот, на которого натравили собаку и она успела откусить ему ухо и сломать две лапы... Скоро меня отнесут в другой дом, к моим новым хозяевам... Надеюсь, мы подружимся...
Говорят, раньше у кошек было девять жизней и одна смерть, а теперь девять смертей и одна жизнь.
Прикрепления: 9943910.jpg(22Kb)
 
IvaДата: Воскресенье, 21.08.2011, 20:01 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2514
Репутация: 0
Статус: Offline
Ещё один грустный рассказ <_< Самопожертвование во имя тех кого любишь..что тут скажешь.. читайте..

Маленький котёнок ёжась от холодного ветра в пушистый комок, мягко перепрыгивал через замёрзшие лужицы, пробираясь к тёплому подвалу, где несколько последних дней был его дом.

Шерсть сбилась в тоненькие иголочки полузамерзших колтунов-сосулек, лапки замёрзли от бесконечных ледяных пупырышков воды на асфальте и обметались кружевом нетающих заиндевелых снежинок. Большие янтарные глаза настороженно поглядывали по сторонам – не попадётся ли кто знакомый? Тогда к нему можно будет пристать, ласково умоляюще мяукнуть и жалобно заглянуть в глаза, вызывая сострадание. Но здесь никого не было. Одиноко шелестя мириадами снежинок, шумела пурга, неся позёмку своей маленькой снежной армией навстречу котёнку, упрямо прыгающему по льду.

Сегодня котёнок остался без еды. В том месте, где даже в морозный день обоняние привычно ласкал запах рыбы, было много людей. Люди шаркали стоптанными сапогами, мелькали перед ним закрашенной дешевым кремом облезлой кожей ботинок и шумели. Обычно людей здесь было не так много, и солнце ещё выкатило свой тусклый зимний глаз на середину блеклого, занавешенного облаками неба. Поэтому долго уворачиваясь от мелькающих ног, котёнок решил возвращаться домой. Дома было намного теплее. Маленькие и большие коробки, сваленные в кучу в одном из подвалов стали ему своеобразной квартиркой. Растащив кучу в пару вечеров, котёнок обосновался в своём картонном доме.

Котёнок не знал, сколько он уже живёт в этом месте. Его мать – большая пушистая кошка ласково жмурилась такими же янтарными глазами всем четверым котятам, маленьким слепым комочкам, покрытым мягкой шерсткой. Потом его хозяйка долго плакала, размазывая по щекам солёные слёзы, а кто-то кричал ей, что так будет лучше. Тогда ещё землю покрывал шуршащий ковёр из ярких оранжевых и жёлтых листьев. Солнце щипало глаза, отражаясь яркими лучами от маленьких янтарных огоньков. А ночью неожиданно пришел холод. Родной запах растворился в незнакомом воздухе чужого района, и пришло непонимание. Так он жил, слоняясь по улицам днём и забираясь в открытые подъезды по ночам. Постепенно сухой воздух и яркие резные листья сменили дождь и слякоть, а теперь из-за холодных острых иголочек снега стало совсем трудно.

Районные коты сбивались в кучки и прятались среди мусорных баков, бегали от голодных собак и устраивали разборки за территорию. К одной из таких кучек котёнок хотел было пристать, но тощая облезлая кошка, ходившая за вожаком, гневно сверкала жёлтыми глазами и пятном лишая на спине, и топорщила коготки. Вожак равнодушно взглянул на котёнка, словно говоря: « Извини, я бы рад…» и вернулся к лишаистой спутнице. Котёнок долго провожал взглядом котов и, наконец, вернулся в подвал. Больше он не делал попыток прижиться в кошачьем сообществе. Два или три раза ему повезло, его взяли на руки, отогрели и накормили, а потом опять выпустили в холодный, звенящий морозом день.

Неожиданно резкий порыв ветра бросил в мордочку пригоршню снега и котёнок не устоял на лапках, переворачиваясь на снегу и больно тычась в осколки расколовшегося льда. Сонное безразличие нашло на котёнка, утягивая его в последний сон, грозя заморозить, превратить в ледяную игрушку непогоды.

Теплые человеческие руки, натыкаясь на промерзшую острыми льдинками шерстку, подняли холодный комочек, который неожиданный ветер швырнул под ноги. Приложив, освобожденную от перчатки руку к щупленькому тельцу, человек убедился в живучести семейства кошачьих и переложил его за пазуху к теплому свитеру.

Котёнок потянулся, всем тельцем ощущая тепло рельефной батареи. Снег с шерстки оттаял, образовав маленькие лужицы на полу, а батарея даже высушила мокрый золотистый мех.

Человек потрепал его по шерстке, с усмешкой заявляя:

- А у тебя действительно девять жизней, котёнок. Котёнок мяукнул, мягко спрыгивая на колени человеку.

Теплые ладони обхватили тельце котёнка и погладили мордочку.

- Как тебя зовут? - ласково улыбнулись светлые глаза из-под густой чёлки.

Котёнок смешно мигнул и мурлыкнул.

- Ага. Значит, мне выпала честь придумать тебе имя? - человек приподнял котёнка и заглянул в блестящие янтарные глаза.

- Как же мне тебя назвать? - человек задумался и взъерошил светлые волосы. – Ты согласен быть Лунатиком? Бродишь по ночам, золотой весь такой, а?

Котёнок радостно мяукнул, соглашаясь с решением нового хозяина.

- Пойдём, я тебя накормлю, Лунатик. Есть хочешь?

Лунатик неохотно спрыгнул на пол и выжидающе уставился на человека.

Человек рассмеялся, наблюдая за котёнком.

- Ну спасибо, Лунатик! Рассмешил, - пробормотал человек, роясь в холодильнике. - Я редко смеюсь, можешь поверить. Ты уж извини, я молоко не пью, тебе кефир подойдёт? Человек налил в блюдечко густую молочную жидкость и покрошил в него хлеб.

Сытый и согретый котёнок настороженно посмотрел на человека. Обычно после еды его сразу же выгоняли, но в этот раз хозяин лишь погладил Лунатика по золотой шерстке.

- Если ты ничей, можешь жить у меня.

Так котёнок остался жить у человека. Каждое утро человек вставал, наливал миску молока Лунатику, завтракал и уходил. Когда за окном сгущался сиреневый сумрак раннего зимнего вечера, входная дверь щелкала замком и впускала хозяина. Котенок, радостно мяукая, прыгал в ласковые руки человека, и для него не было большего счастья, чем услышать: «А я уже соскучился, Лунатик!»

Морозные иглы зимы таяли, топились серебристые сосульки, за окном всё чаще щебетали птички, но не зимние красногрудые снегири и весёлые синички, а юркие воробышки; снег совсем сошел, обнажив чёрные проталины земли, сопревшей под снежным покровом за долгую зиму. Несколько раз человек брал его с собой на дышащую весной улицу. Котёнок с удовольствием вдыхал новые, незнакомые запахи, насыщенные весенними ароматами распускающихся из упругих почек клейких листочков. В один из таких весенних дней, человек вернулся в плохом настроении. Лунатик засуетился вокруг, запрыгнул на колени и замурчал. Человека это успокаивало, вот и теперь он улыбнулся, привычно взъерошивая волосы.

- Спасибо, Лунатик. Что бы я без тебя делал? Пойдём на улицу. Там сегодня чудесно. И пусть она катится к черту! Она - это его девушка, - догадался котёнок. Он пору раз видел её – высокую, темноволосую, с укоряющим взглядом. Она фыркала на Лунатика и говорила, что у неё аллергия на кошачью шерсть, но человек пожимал плечами и гладил мягкую шерстку Лунатика.

Ласковое солнышко приветливо золотилось на небе, переливаясь в шерстке Лунатика. Котёнок бежал впереди, постоянно оглядываясь, идёт ли за ним человек. Человек шёл, забросив за спину рюкзак, засунув руки в карманы любимых джинсов.

Перекрёсток мигнул трехглазым подслеповатым светофором, призывая подождать. Ещё одно маленькое золотистое солнышко. Впереди, через дорогу был парк с мягкой шелковистой травой и бойкими серыми и зелёными кузнечиками.

Мягкие лапки перешагнули через белую полосу перехода, и зоркие янтарные глаза осмотрели замершую движением дорогу: можно идти.

Человек, перекинув рюкзак на другое плечо, шагнул на дорогу, когда с перекрёстка, неожиданно взвизгнув шинами, вылетел серебристый автомобиль. Человек не обратил внимания, погрузившись в собственные мысли, сделал ещё один шаг навстречу серебристой машине. Котёнок удивлённо взглянул на задумавшегося хозяина и, истошно мяукнув, бросился на человека. Человек, очнувшись от мыслей, отпрянул, а серебристый автомобиль чуть слышно подкинул над бампером золотистое тельце Лунатика, которое, перевернувшись в воздухе, упало в подставленные теплые ладони человека.

Колени хозяина подогнулись, и он сел прямо на тротуар, прижимая к груди своего котёнка.

Лунатик зажмурил, затуманившиеся от боли янтарные глаза. Тельце сковал неожиданный холод, как в тот зимний вечер, когда его нашёл человек. « А я уже соскучился, Лунатик!» в последний раз прошептал в сознании котёнка голос человека, и приветливо улыбнулись цвета травы в парке, глаза.
Прикрепления: 1292230.jpg(43Kb)
 
IvaДата: Воскресенье, 21.08.2011, 20:14 | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2514
Репутация: 0
Статус: Offline
Наконец то отыскал добрый рассказ catm11074

Ангел-хранитель
(автор Селена)

Котёнка старая Степанида подобрала у ворот своего дома промозглым ноябрьским днём, возвращаясь из хлебного. Грязный маленький комочек сидел на скамейке и жалобно пищал, широко разевая розовый ротик.
Недолго думая, она схватила тщедушное тельце и сунула себе за пазуху. Очутившись в тепле, котёнок разом замолчал, только трясся мелкой дрожью.

Придя домой, Степанида достала найдёныша и, завернув его в свою старую шаль, положила на тёплый ещё приступок печи.

Подбросив дрова в топку, она присела на лавочку рядом и задумалась. Скоро должен был вернуться дед Михай, ушедший поправить покосившийся забор снохе. Без лишних разговоров возьмёт живность, угрюмо сверкнёт из-под насупленных бровей на неё и уйдет, громко хлопнув дверью. Вернувшись, будет сердито греметь на кухне посудой, молча уйдёт спать, а ночью будет долго ворочаться, кряхтеть и вздыхать.

Доброй души человек, Степанида уже не в первый раз подбирала котят и несла их в дом. И с кутятами было бы так же, да старый Шарик, уж на что плешивый и почти беззубый, но спуску не давал псам гораздо моложе себя, а кутят вообще терпеть не мог.

Каждый раз она надеялась, что увидев котёнка, дедовское сердце оттает чуток, отойдёт, и перестанет Михай так убиваться по старому Пушку, ушедшему в мир иной пять лет назад.

Будь что будет, решила Степанида, отнесу котёнка Марфе, где трое кошек, там и четвёртой место найдётся.

Она налила молока в блюдце, размотала шаль и осторожно потрепала найдёныша, ласково приговаривая:
- Давай, вставай, бедняжка, попей молочка, горемычный мой.
Котёнок вяло пошевелился и затих, не желая выныривать из приятной тёплой дрёмы. Тогда она макнула его мордочкой в молоко, котёнок зафыркал, зачихал и сперва робко, потом всё усердней заработал язычком, стоя на трясущихся лапках и подёргивая от удовольствия кончиком тощего хвостика.

Остаток дня Степанида возилась с котёнком – вымыла его хозяйственным мылом, накормила сосиской с пшенной кашкой, сводила на горшок, в качестве которого была использована старая консервная банка из-под сельди с нарванными кусочками газеты.

Давно был накрыт стол, чугунок со сваренной картохой был заботливо закутан в полотенце, а дед всё не шёл и она начала уже беспокоиться. Тут стукнула калитка, радостно залаял Шарик, приветствуя хозяина.

Заметалась Степанида, прикрыла котёнка шалью, задвинула подальше миски с молоком. Дед долго возился в сенях, наконец вошёл в избу, подошёл к умывальнику и стал не спеша мыть руки.
- Ну и погодка сегодня.
Она с готовностью подхватила:
- И не говори, пока до хлебного добежала, вся измёрзлась.

Поговорили они еще про погоду, про дела и сели ужинать. Некоторое время были слышны только стук ложки об тарелку. Внезапно Михай насторожился и повернул голову в сторону печки, со стороны которой раздавался какой-то писк, не вписывающийся в привычные звуки. Мельком глянув на потупившуюся жену, он отложил ложку, встал и направился к печке. Приподняв уголок шали, дед застыл в такой позе на некоторое время, смотря на пригревшегося под ней белого пушистого котёнка.. Степанида сидела ни жива, не мертва, боясь неосторожным словом нарушить тишину.

Не оборачиваясь, Михай произнёс:
- И долго это будет продолжаться?
- Ну жалко же, божья тварь ведь, душа у ней есть, - голос её дрогнул. –Михай, давай оставим его, а?
- Чтобы к утру духу его здесь не было, - глухо ответил дед и, тяжко ступая, ушёл в комнату, громко хлопнув напоследок дверью.

Степанида вздохнула. Завтра спозаранку нужно будет сходить к Марфе и уговорить её взять найдёныша. Непробиваемый дед у неё, охохонюшки…

Ночью она несколько раз вставала, чтобы глянуть на котёнка, жалостливо гладила его по мягкой шёрстке, и снова укладывалась. И только под утро забылась глубоким сном, как в прорубь провалилась. Крепко спал и дед, подуставший сильно за день. Безмятежно посапывал найдёныш в уютной норке шали.

Раздался тихий треск, вспыхнула искра возле розетки и, сперва несмело, потом всё быстрей вверх по обоям полез огонёк. Спустя несколько минут загорелся кухонный шкафчик и сизые клубы дыма от горящего пластика тягуче потекли в комнаты.

Котёнок, чихая и кашляя, еле выбрался из шали и спрыгнул на пол. Отчаянно мяукая, потыкался мордочкой сперва в один угол, потом, уловив дуновение свежего воздуха, вбежал в комнату деда. От его мяуканья и проснулся он, сперва спросонок не понимая, что случилось. Вся комната была в дыму, истошно вопил где-то в углу перепуганный котёнок.

Пожар! Михай подскочил на кровати и бегом побежал на кухню, схватил стоящее на табуретке ведро с водой и с размаху плеснул на горящий шкаф. Раздалось громкое шипение, вверх к потолку взвился пар и весело танцующий огонь притух на время. Недолго думая, дед стянул с вешалки свой полушубок, обхватил им шкаф, резко дёрнул, и выдернув его прямо с гвоздями, выбросил в окно. Раздался хруст, рама вместе со стеклом и шкафом вылетела наружу и упала на землю, покрытую свежевыпавшим снегом…

Всё утро Михай со Степанидой приводили дом в порядок.
Перепачканный в саже котёнок сидел на старом месте и с любопытством наблюдал за снующими туда-сюда стариками и громко мурчал. Закончив все дела, они наконец сели за стол и, прихлёбывая горячий чай, некоторе время молчали, поглядывая то на котёнка, то друг на друга.
Первой нарушила молчание Степанида:
- Михай, а ведь он нас спас.
Дед долго дул на чай и наконец произнёс:
- Ладно, пусть пока поживёт у нас.

Так и остался котёнок жить у них, нарекли его простой котовской кличкой Васька. Один только Михай называл его полным именем – Василием. Частенько раздобревший на хозяйских харчах кот запрыгивал к деду на колени и требовал от того ласки, а Михай, поворчав для порядка, своими мозолистыми руками чесал Василию баки, добродушно улыбаясь в бороду.

На всю деревню прославился Степанидин найдёныш, его назвали ангелом-хранителем.
Прикрепления: 3766207.jpg(86Kb)
 
IvaДата: Воскресенье, 21.08.2011, 20:45 | Сообщение # 7
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2514
Репутация: 0
Статус: Offline
Рассказ который тронет до глубины души...

А. Демкин
ВАСЬКА (Рассказ про кота)

Васька жил на первом этаже клиники госпитальной хирургии, что на Боткинской улице, той самой, что была основана знаменитым хирургом Пироговым еще в 1841 году. В память об основателе клиники на втором этаже имелась его крашеная в яркую бронзу гипсовая статуя. За спиной статуи, в аудитории с легким ажурным амфитеатром скамей, на стене висели настоящие литографические камни, на которых были гравированы изображения из анатомического атласа, составленного Пироговым.

Впрочем, в аудиторию Васька заходил редко, хотя в нее прямо из курсантского гардероба на первом этаже вела отдельная лестница. Но, в самом деле, что может быть интересно коту в холодной с метлахской плиткой на полу и железными переплетами скамеек аудитории? Да, Васька был именно котом. Обычным, впрочем, немного крупнее обычного, рыжим полосатым котом с разорванным в какой-то битве левым ухом. Первый этаж и подвал клиники для Васьки были намного интереснее. Вероятно, еще и потому, что контракт, безмолвно заключенный между начальником клиники и Васькой, содержал пункт о том, что Ваське дозволялось отлавливать серых хвостатых зверьков в подвале и, вдобавок, иметь гарантированную плошку остатков еды из кухни на первом этаже. Ваське запрещалось показываться на людях в дневное время и строго-настрого воспрещалось, даже ночью, подниматься на второй этаж клиники. Новый начальник принял Ваську вместе с клиникой от предыдущего начальника. А тот и сам уже не мог сказать, когда именно здесь появился кот.
Васька иногда мог поиграть с очередным солдатиком из бывших больных, оставленным в клинике в добровольное “рабство”, что всяко было для солдатика приятнее, чем несение повседневной службы в части. Солдатику дозволялось аккуратно почесывать Ваську между ушей и, если настроение у кота было благодушным, то и по спинке носа, которым Васька поддевал солдатскую руку, требуя продолжения ласки. Кое-кто мог попытаться быть фамильярным с ним и пытаться, следуя словам известной песни, запустить руку куда не следовало, например, в “меховой живот”. Но Васька никогда не царапал и не кусал обидчиков. Он, вырываясь из плена, смотрел на солдатика долгим и протяжным взглядом и уходил. Больше к нему он никогда не подходил, и солдат вынужден был нести свою ночную службу, не скрашенную тихим раскатистым мурчанием кота. Впрочем, все знали, что кот фамильярности не выносит, и старались быть с ним настолько уважительно на равных, насколько это может быть в отношениях человека с котом.

Больные покидали клинику по-разному. Кому-то выпадала счастливая доля уходить после лечения и больше никогда не возвращаться, кто-то был вынужден становиться частым гостем, чтоб продлить годы или месяцы жизни, а кто-то покидал клинику вместе и со всем белым светом навсегда. Васька, обитавший на первом этаже, знал, что таких людей, еще пахнувших живыми, но уже не таких теплых, как они, вывозили на каталке через старую заднюю дверь, во двор, где их грузили в машину, почти такую же, как и ту, на которой привозили больных в клинику, только гораздо более темного цвета – как старая пожухлая трава осенью, в старинном парке через дорогу, куда пробраться можно было только ночью, когда по дороге, разделявшей парк и клинику, переставали проноситься машины.

Виноградов теперь был частым гостем в клинике. Операция за операцией лишь оттягивали приближение последней черты, но все: и врачи, и сам Виноградов –продолжали бороться за его жизнь. Врачи – потому что таково призвание этих людей – выступать ходатаями перед высшими силами за жизнь человека, выполняя свои сложные многодневные ритуалы. Сам Виноградов боролся за жизнь, потому что научился радоваться каждому новому свету дня, порции пресной каши или просто успешному походу в туалет. Всего несколько лет назад он думал, что такие простые радости не стоят его внимания, что настоящая радость может быть только результатом чего-то по-настоящему большого, а обычные дни лишь пролистываются, не оставаясь в памяти, как когда-то в детстве, когда дни вели счет разграфленными страничками дневника. Эти графы с записями домашних заданий, отметками были чем-то ненастоящим. Настоящим был лишь день полной, своей собственной жизни, который остался за пределами строчек – в дневнике в каждой неделе было лишь шесть дней. Почти бесконечным праздником были каникулы, особенно летние. Казалось, что жизнь в деревне, за городом, и есть та самая настоящая жизнь. Жизнь со свежим утренним воздухом, пением птиц, запахом дерева, разогретого солнцем, шелестом листвы на ветру. Жизнь со взглядами вдаль, когда ты можешь перебираться взором от крыши старой часовенки к пышным шапкам сосен за речкой и далее по полоскам полей, вплоть до горизонта, пройдя который, можно было начать наслаждаться постоянной игрой рвущихся ветром облаков. Можно было лечь на спину и смотреть, смотреть, впитывать в себя и пронзительную лазурь высокого летнего неба и ослепительную белизну облаков.

Пролетело школьное время, казавшееся тогда столетием. Прошло время военного училища, когда жизнь текла лишь в увольнениях и во время отпусков, а после наступило время службы. Все время казалось, что настоящая жизнь вот-вот должна наступить: или после женитьбы и рождения сына, или после получения второго просвета на погонах, или после защиты диссертации и назначения на преподавательскую должность в училище. Однако, любое новое достижение вскоре – через месяц, два или через год, все равно становилось для Виноградова обыденностью. Однажды, уже уволившись в запас на шестом десятке, Виноградов с удивлением понял, что из всей прошедшей жизни его память удивительным образом согревают лишь совсем незначительные моменты. Это были такие мимолетные ощущения как тепло от серого в мелкую белую крапинку валуна, разогретого солнцем, на который удалось прилечь после марш броска, или вкус лесной земляники, которую надо было вложить в лиловый цветок колокольчика и так и съесть. Было и множество других приятных мелочей, при воспоминании о которых по телу разливалось тепло и становилось легко на душе. Другие же “настоящие” большие воспоминания – как ни странно были совершенно холодными, такими, как например, чьи-то чужие воспоминания, прочитанные в книге. Как странно все изменилось с годами…

Теперь же взгляду Виноградова был доступен лишь побеленный известкой потолок в палате, с разбегающимися в разные стороны как русла рек на карте местности трещинками, да край окна, где можно было, если повезет в хмурую петербургскую погоду, увидеть яркий кусочек неба. Опускать глаза ниже совсем не хотелось. Реальность мира ниже напоминала Виноградову том, что поезд его жизни, говоря языком военного железнодорожника, уже вскоре прибудет на свою конечную станцию, где состав, скорее всего, будет полностью расформирован.
Большую часть времени, если краешек неба в окне был сер от облачной мглы, Виноградов лежал с закрытыми глазами. Так, если смотреть сквозь опущенные веки на лампочку, можно было рассматривать движения маленьких темных точек, на красном фоне век – небольшое, а все же развлечение. Сил смотреть телевизор, или слушать радио уже не было. Каждый посторонний звук, каждое новое движение вокруг вызывало странный особый вид боли – не ту, что ощущаешь в теле и к которой уже привык – а где-то глубоко внутри головы.

Однажды Виноградов проснулся среди ночи от нового странного звука. Точнее, это был даже не звук, а что-то среднее между звуком и глубокой низкой вибрацией, которая была ощутима всем телом. Виноградов не спешил открывать глаза. Когда почти все его чувства выбрались из-под глухой пелены сна, он ощутил еще и какую-то тяжесть в области груди. Точнее даже не в груди, а на груди. Что-то увесистое прижимало его грудную клетку сверху и при этом очень приятно вибрировало. Виноградов решил открыть глаза. В палате никогда не было темно ночью. В осеннее и зимнее время ее освещали снаружи уличные фонари, а в весеннее или летнее время – акварельные краски светлых ночей. Открыв глаза, Виноградов увидел прямо перед собой два выпуклых больших блестящих глаза. Вслед за глазами из пелены сна постепенно проступили очертания широкой морды с пышными усами и округлыми ушками, одно из которых просвечивало насквозь острым треугольным клинышком – словно метка на ухе у породистой коровы. Так и есть – на груди Виноградова лежал, аккуратно подобрав под себя лапки, большой рыжий кот с зелеными глазищами. Увидев, что Виноградов открыл глаза, кот прикрыл свои, но не до конца – а так, чтобы от них остались две раскосые щелочки, и продолжил мурчать как ни в чем не бывало. Хотя Виноградов и был уже достаточно слаб, но тяжесть кота не показалась ему обременительной, а даже наоборот, приятной. Такой приятной, как это бывало в детстве, когда тебя накрывали в детстве тяжелым стеганым одеялом и ты умиротворенно проваливался в сон под его ватной тяжестью. Кот спокойно возлежал на редких невысоких волнах дыхания Виноградова и словно не обращал на него никакого внимания. Тяжесть и тепло от тельца кота было совершенно новым приятным ощущением. И уж тем более новым ощущением были глубокие вибрации мурчания. Они были настолько сильны, что вскоре поглотили все чувства Виноградова. Вскоре он, следуя их ритму, забылся глубоким сном, больше не просыпаясь до самого утра, что было в последнее время совсем необычным делом. С утра Виноградов почувствовал в теле непривычную легкость, почти как раньше, когда он был еще здоров и ночной сон приносил желанное полное обновление.

Через пару ночей дежурная сестра заметила, что Васька по ночам поднимается на второй этаж и спит на груди у больного Виноградова. Несколько дней ночные походы Васьки оставались неизвестными для врачей. Но однажды дежурный врач, заглянув ночью в палату, увидел кота на груди у больного. Врач хотел было снять кота, но рыжий зверек словно прирос к телу Виноградова – такой неподъемной тяжестью он показался для врача. Начальник отделения, которому было доложено о ночном визитере, рассудил, что в данной ситуации, учитывая жизненный прогноз Виноградова, не стоит воспрепятствовать визитам кота, тем более что кот посещает его только ночью – и то на непродолжительное время и, по словам врача, положительно влияет на эмоциональный настрой больного.

Интересно, почему кот выбрал его в друзья? Виноградов задумался. Он никогда не увлекался кошками. В детстве ему всегда больше хотелось завести собаку, которой, впрочем, у него так никогда и не было. Кошки – они всегда представлялись либо живыми мягкими игрушками для девчонок, либо абсолютно недоступными для общения самостоятельными существами, живущими рядом с человеком своей особой параллельной жизнью.

Чем же он угодил этому коту? Все что он мог дать ему – лишь немного почесать его за ухом или под челюстью да погладить по голове. Ясно, что такие ласки кот мог получить от кого угодно, если он вообще нуждался в них. Общение? Трудно было назвать это общением. Было видно, что кот все время остается самим по себе, что мысли его находятся где-то глубоко внутри или, скорее всего, где-то совсем далеко. Даже в те ночи, когда мучительные спазмы сжимали живот изнутри, и кот, словно чувствуя боль Виноградова издалека, прибегал и устраивался делать массаж передними лапами через тонкое одеяло, отчего его когти слегка касались кожи живота, невозможно было сказать, что невидимая дистанция между ним и котом исчезала. Нет, все так же, кот был совершенно отстранен, и даже иногда мог оттолкнуть его руку когтистой лапой, когда Виноградов пытался его погладить.

Но однажды в их отношениях что-то изменилось. В то утро, когда Виноградов открыл глаза, он впервые увидел своего кота при свете дня. Кот лежал на его груди, и, казалось, не думал уходить. Когда он увидел, что человек открыл глаза, кот отрывисто муркнул, и, потянувшись головой к лицу Виноградова, старательно его обнюхал. Виноградов погладил кота по голове. Кот довольно заурчал и, привстав, стал сильно тереться мордой о лицо человека. После он встал, сложился дугой, потянулся, затем размял одну заднюю лапу, потом другую и, тяжело ступая по одеялу, перешел в ноги больного, где и устроился, подобрав под себя лапы.

- “Ну, ты и наглец, Васька” – изумилась постовая сестра, зайдя в палату, - “А ну брысь отсюда! Вот врач увидит – тебе задаст, да и мне тоже” – она подтолкнула кота с кровати. Васька от толчка спрыгнул с кровати, но не ушел, а забрался в дальний угол, под тумбочку. Но, как только сестра ушла, кот выбрался из своего укрытия, и забрался на грудь Виноградова и стал довольно урчать.
Позже пришел врач, посмотрел на больного, покачал головой, глядя на кота, но сгонять его не стал.

Виноградов опустил кисть руки на спину животному. Ладонь и пальцы погрузились в густой, очень приятный на ощупь, шелковистый мех. Он стал тихонько, лишь одним указательным пальцем поглаживать кота вдоль спины. Кот довольно замурчал, а после неожиданно повернулся на бок, и, обхватив руку Виноградова передними лапами, стал ее тихонько покусывать. Больно не было. Когтей кот не выпускал, лишь прижимая кожу руки мягкими теплыми подушечками своих лап. Вдоволь наигравшись с рукой, кот развернулся спиной к больному, и стал пошевеливать хвостом, так что кончик пушистого хвоста задевал Виноградову кончик носа. Неожиданно в его памяти всплыло размытое воспоминание из далекого – далекого детства, когда мать играла с ним, лежащим в кровати, щекоча кончик носа, щеки и ушки чем-то пушистым, похожим на меховую кисточку.

От этого воспоминания стало очень тепло и хорошо на душе. Перед глазами стали проходить другие сцены из жизни, которое становились все ярче и явнее, как будто Виноградов и в самом деле переживал их заново. Что-то было особенно приятное, за кое-что другое становилось невыносимо стыдно. Вспомнив несколько особенно трогательных моментов, Виноградов почувствовал, что из углов его глаз потекли вниз маленькие капельки влаги, щекоча сухую кожу на скулах. Через мгновение он ощутил, что плотный шершавый язычок старательно вылизывает его слезы. Виноградов сделал над собой усилие, поднял обе руки и прижал к себе кота – сильно-сильно, насколько позволяли его ослабевшие руки, как в детстве ребенок прижимается к матери или к любимой мягкой игрушке, чтобы выразить всю глубину охватившись его чувств.

Кот вылежал некоторое время в объятиях, а после, пятясь назад, выбрался из тесных объятий и спрыгнул с кровати на пол.

“Ну вот, ушел мой дружок”, - только и успел подумать Виноградов, прежде чем ощутил, что кто-то стягивает с него одеяло. Он повернул голову. Кот встал на задние лапы, и выпустив когти, зацепив край пододеяльника, тянул его на себя. Потом он запустил лапу под одеяло и стал, мяукая, поддевать ногу старика когтями, словно выцарапывая его из-под одеяла.

- Ты что, дурашек, хочешь, чтобы я встал? – спросил Виноградов у кота. – Слаб я уже, иди, гуляй сам.

Однако кот продолжал мяукать, то возвращаясь к постели больного, то отходя в сторону двери и оглядываясь, словно проверяя, идет ли человек за ним. Неожиданно старик ощутил, что привычная тяжесть и ватность тела стала исчезать. Он осторожно поднял одну руку перед собой, еще выше – Ого! – получилось! Поднял вторую руку – обе руки взмыли над головой, как раньше, когда он в молодости потягивался с утра в кровати. Виноградов подтянул к себе ноги и неожиданно понял, что может самостоятельно присесть в кровати. – Это было так здорово! Он ощупал себя руками – казалось, что мышцы вновь обрели прежнюю силу, конечно, не такую как в молодости, но, кажется вполне достаточную для того, чтобы спустить ноги с кровати. Виноградов осторожно, помогая себе руками, спустил одну ногу вниз, затем вторую.

Кот, довольно урча, тут же подошел к нему и стал тереться о его ноги, захватывая их крючком своего вытянутого вверх хвоста. Было видно, что он радуется успехам своего друга.

- Ты думаешь, я смогу встать? – обратился Виноградов к Ваське, хотя и сам уже был уверен, что сможет не только встать, но и даже пройти – как минимум до двери в палате, а там уж - как повезет.

Кот вновь направился к двери, оглядываясь на человека. Старик опустил ноги в тапочки, которые уже давно стояли без дела под кроватью, и встал на ноги. Стою! И смогу идти! – Он был уверен в этом. Надо одеться… Он взял с вешалки госпитальный халат, накинул его на себя и подпоясался кушаком. Вперед! Виноградов осторожно сделал несколько шагов к двери. Его не шатало, и ноги слушались его вполне уверенно. А о болях в животе он уже и думать забыл.

Маленькими шажками он подошел к двери, осторожно приоткрыл ее. Кот сразу выскользнул наружу. За дверью текла обычная госпитальная жизнь: сестра беседовала с врачом у поста; сновали туда-сюда курсанты; кого-то везли в на процедуры в кресле-каталке.
“Как здорово!” – подумалось Виноградову, - “я могу ходить! Представляете, ходить! Сам!” Он открыл дверь и сделал шаг в коридор клиники. Потом другой, третий – а после считать шаги уже не было смысла, он смог уверенно шагать по коридору. Боже, какая это радость! Какое тихое наслаждение – ходить! Так может быть… Может и в туалет удастся сходить как раньше?

Однако в туалет он не пошел, хотя и был уверен, что все у него получится естественным образом. Кот вновь потерся о его ноги и пошел вперед – мимо поста – к центральному вестибюлю клиники, все время оглядываясь, проверяя, идет ли человек за ним. Виноградов нерешительно шагнул вслед за ним – все-таки впереди пост – что скажет сестра? Но, как ни странно, сестра взглянула на него совершенно равнодушно, так, словно он не был уже почти месяц лежачим больным, а был обычным ходячим, гуляющим себе преспокойно по коридору. Может быть, взглянула она даже излишне равнодушно – как бы вскользь него. Но какая тебе разница, если ты можешь вновь ходить сам, как на тебя смотрит постовая сестра.

Толкнув стеклянную дверь в вестибюль, где стоял крашеный бронзовой краской памятник, Виноградов пропустил вперед кота. Тот, гордо задрав хвост, прошествовал вперед и свернул налево, мимо кабинета помощника начальника клиники к лестнице, ведущий вниз на первый этаж.

Удастся или нет спуститься вниз по лестнице, Виноградов уже не сомневался. Для страховки он, правда, придерживался за широченные перила парадной лестницы. Внизу, в центральном вестибюле кот, встав на задние лапы, стал старательно царапать дубовую дверь тамбура, ведущего к двери на улицу.

Это уже было слишком! Больным выход на улицу был строго-настрого запрещен. Виноградов подошел к двери и взял кота на руки. Кот замурчал еще в воздухе, пока старик поднимал его на вытянутых руках. Когда Васька устроился на плече, Виноградов хотел было повернуться и отнести его обратно. Однако… что значит для человека пролежавшего месяц в палате выйти на свежий воздух, на улицу, тем более, что там, за стенами уже, кажется, наступила весна. Виноградов огляделся по сторонам. Никто на него не смотрел. Бабка-гардеробщица, судя по звукам, смотрела телевизор в своем закутке, а на бельведере второго этажа никого видно не было. Эх, была – не была! Старик потянул ручку двери на себя, и массивная дверь поддалась его усилиям. Он открыл и входную дверь, и вышел на улицу. Кот, сидя на руках, стал усиленно втягивать носом воздух. Действительно, после больничных запахов было к чему принюхаться: весна уже вступила в свои права, и молодая зелень дарила городу пьянящий радостный аромат. Особенно хороши были огромные старые липы в парке через дорогу. А, семь бед – один ответ! Подобрав полы халата, Виноградов покрепче прижал к себе кота, дождался, когда поток машин на Боткинской улице спадет, и быстрым, насколько это возможно, шагом перешел улицу. По счастью, калитка в парк была открыта. Виноградов проскользнул в нее, прошел мимо будки с собакой, которая не преминула обдать их с котом заливистым лаем. Васька, впрочем, даже ухом не повел. Пройдя немного вперед, Виноградов опустил кота на свежую траву газона. Кот деловито обнюхал все травинки в округе, и стал деловито грызть какой-то стебелек.
Виноградов поднял голову. Как он соскучился по этому вечному виду: огромная масса свежей листвы, шумящая под легким весенним ветерком и высокое чистое голубое небо. Как же мало надо для настоящего счастья!

Они пошли вдоль главной аллеи парка. Слева, в небольшом пруду бил фонтан, справа, в глубине парка виднелся старинный бронзовый памятник. Навстречу то и дело попадались спешащие курсанты и степенно шествующие военные врачи. Казалось, никто не был удивлен видом гуляющего больного с котом. В самом деле, если человек может выгуливать свою собаку, то почему бы ему не выгулять своего кота.

Виноградов никогда не был в этих местах. Там – за парком – должны были быть еще клиники академии, а за ними – набережная Невы. Ему нестерпимо захотелось посмотреть на большую воду. Кот по-прежнему шел с ним рядом, как собака на прогулке. Вот Васька! Поплутав немного во дворах клиник, Виноградов обнаружил, что выйти на набережную можно лишь пройдя одну из клиник насквозь, мимо приемного отделения. Он поднял кота с земли, распахнул халат и спрятал его у себя за пазухой. Поднявшись на несколько ступенек вверх, он быстро прошел через вестибюль клиники и, спустившись по широкой мраморной лестнице, распахнул дубовые двери и оказался на набережной.

Он ожидал увидеть поток машин на набережной, тянущийся от Литейного моста к гостинице “Санкт Петербург”, но к своему удивлению не обнаружил ни моста, ни самой гранитной набережной, ни, тем более машин. Погода также сменилась – небо заволокло тучами, и поднялся ветер. К удивлению старика, вместо набережной, вдоль все клиники шел длинный бревенчатый пирс, у которого чуть поодаль стоял небольшой парусник. На том месте, где должна была быть гостиница, шумели невские волны. Не было видно ни крейсера Авроры, ни Нахимовского училища, ни купола Исаакиевского собора. Только шпиль Петропавловской крепости одиноко вздымался вдали.

- Что, милой, заплутал? – впервые за все время его приключения с котом кто-то обратился к Виноградову. Внизу, из-за края пирса выглядывал мужичок, и улыбался, глядя на него. Виноградов подошел к краю. На воде, в небольшой лодке стоял осанистый мужичок в одежде, похожей на больничный халат Виноградова, но, почему-то, в лаптях.

- Что, милой, заплутал? – еще раз повторил мужичок – Так ты не пужайся, спускайся ко мне – я тебя на тот берег перевезу. Мне уж не впервой – сколько при морской гошпитале при перевозе служу.

- Да зачем мне на тот берег-то? – спросил его Виноградов. - Да и не один я – а с котом. Вот он у меня.

Виноградов почему то подумал, что очень важно показать мужичку в лодке кота. Он распахнул ворот и выпустил зверя на бревенчатый помост. Васька вначале изогнул спину, потянулся, размявшись, и вдруг, взурчав, прыгнул прямо в лодку. Мужичок погладил кота.

- Вот, видишь, кот твой уже здесь, так и ты давай не зевай – спускайся, а я тебе руку подам.

Да уж, каким бы странным ни было все происходящее, сегодняшний день показал, что интуиции кота определенно можно было доверять. С помощью мужичка Виноградов устроился в лодке на корме. Кот расположился рядом. Старик положил на кота сверху руку – на Неве волнение - как бы ни улетел кот за борт.

Кто бы мог подумать, что с воды Нева покажется такой широкой. Мужичок все греб и греб, пересекая реку наискосок – таким сильным было течение. Ближе к тому берегу лодка попала в туман. Туман был такой густой, что морская гошпиталь совершенно скрылась из виду.

- Ну вот, теперь уже скоро, - произнес мужичок, которому, видно, были известны одному ему ведомые приметы. И действительно, туман вскоре расступился, и совсем неподалеку показался залитый солнцем берег. Удивительно, как быстро меняется на Неве погода. Впрочем, приглядевшись, Виноградов понял, что тот берег принадлежит вовсе не Неве. Это был берег той старой реки из детства, где на небольшом косогоре стоял дом его бабушки, где он проводил самые счастливые месяцы в детстве. Кот приподнялся, спрыгнул на дно лодки и, проскочив под ногами гребца, устроился на ее носу.

- А ну, приглядись, милой – произнес мужичок, не оборачиваясь – Поди, уже встречают тебя.

Уже не задумываясь о том, как мужичок мог об этом знать, Виноградов привстал и приложил руку ко лбу, закрывая глаза от яркого солнечного света. Его сердце забилось часто-часто: с берега приветственно махала рукой его любимая бабушка, рядом стоял улыбающийся дед и еще много-много людей, которых Виноградов не смог бы назвать по именам, но определенно знал, что это были не чужие ему люди…

На отделении, где лежал Виноградов, было непривычно тихо. Дверь в его палату была открыта. Около койки Виноградова стояли его лечащий врач и начальник отделения и ординаторы, а сестры сгрудились у двери.

Врач аккуратно отвел в сторону одну еще мягкую руку Виноградова, затем другую, и осторожно приподнял с его груди вверх безвольно обмякшее рыжее пушистое тельце. Он поднес мордочку кота к уху, словно еще раз хотел проверить, не будет ли слышно дыхание. Обернувшись, он секунду-другую помедлил, не зная, что делать дальше. Затем он решительно шагнул ко второй, свободной койке в палате и, уложив Ваську поверх одеяла, накрыл его белым вафельным полотенцем.
Прикрепления: 6622899.jpg(80Kb)
 
IvaДата: Воскресенье, 21.08.2011, 22:10 | Сообщение # 8
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2514
Репутация: 0
Статус: Offline
Чтоб чуточку развеять настроение размещу детский рассказик catm11362 Улыбнитесь вспомнив своё детство catm11074

Жили-были три котёнка: Огонёк, Уголёк и Снежок. Уголёк был чёрный-чёрный, как уголь. Огонёк был рыжего цвета, а Снежок - белый и пушистый, как снег. Котята умели быстро бегать, ловко прыгать, вот только лазить по деревьям они пока не научились. Снежок, Уголёк и Огонёк были весёлыми, дружными, смелыми. Они не боялись никого, кроме пса Буяна. Злой Буян жил в соседнем дворе. Он подбегал к забору, рычал и лаял на котят. Котята понимали, что он их не достанет, но всё равно отбегали подальше.

Как-то раз хозяйка ушла, а калитку закрыть забыла. Котята в это время лежали на траве, любовались цветочками и грелись на солнце. Они не сразу заметили, как во двор вошёл Буян. Увидели его малыши, вскочили, а куда бежать - не знают. Дверь в дом заперта, окно высоко, забор далеко, на дерево не влезть... Что тут делать?

И умные котята сделали вот что. Снежок подбежал к двери в дом и остановился. Дверь белая и котёнок белый - - его и не видно. Огонёк прижался к кирпичной стене. Не видно рыжего котёнка рядом с рыжей стеной. А Уголёк прыгнул в ведро с углём, которое стояло у крыльца. Разве его там заметишь?

Стоит Буян, вертит головой: не поймет, где же котята? Только что тут были и вдруг исчезли!

Тут вернулась хозяйка с покупками, прогнала чужую собаку со двора и позвала котят обедать.

Жуют котята сосиски, своё приключение вспоминают и над Буяном посмеиваются.
Прикрепления: 4893116.jpg(15Kb)
 
IvaДата: Четверг, 15.09.2011, 19:26 | Сообщение # 9
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2514
Репутация: 0
Статус: Offline
Очень-очень добрая сказка о Котёнке и Драконе catm11058 catm11074 Прочитал несколько раз с огромным удовольствием!!!

Тёмной ночью Дракон опустился на лугу недалеко от стен дворца. Здесь по утрам выгуливали принцесс, и он намеревался завтра раздобыть себе новое домашнее животное. Найдя место, где трава была повыше и погуще, Дракон распластался на земле, подобрал крылья и приготовился ждать.
"Это хорошо, что я зелёный и плоский, -подумал он, - пока не нападу, никто меня и не заметит. Сами принцессы-то не кусаются, но у самцов, которые их сопровождают, очень неприятные жала."
И в этот момент кто-то ударил Дракона по морде. Совсем слабо, но весьма решительно. Дракон скосил глаза, пригляделся и увидел у себя под носом котёнка. Котёнок стоял, растопырив тощие лапки, выгнув спину горбом и распушив хвост; от этого он казался вдвое больше. И это хорошо, потому что иначе Дракон бы его даже не увидел.
- Ты чего? - удивился Дракон.
- Ничего, - ответил Котенок. - Я охочусь.
- На кого?
- На тебя.
Дракон моргнул, а Котёнок важно объяснил:
- От вон той березы и до забора - мои охотничьи угодья. Раз ты сюда залетел - ты моя добыча.
- Да неужели? - усомнился Дракон.
- Точно-точно! - Котёнок прыгнул вперёд и накрыл лапками палец Дракона. - Я тебя поймал, теперь ты мой!
- И что ты будешь со мной делать? - Дракон заинтересованно склонил голову набок. - Съешь?

Котенок задумался.
- Нет. Не хочу я тебя есть. Ты красивый.
- А что хочешь? - спросил польшенный Дракон.
- Играть хочу. В кошки-мышки. Я буду кошкой, а ты - мышкой.
Дракон сел на хвост и озадаченно почесал лапой за ухом.
- Малыш, ты какой-то ненормальный. Я же Дракон! Ты меня должен бояться!
- Я никому ничего не должен! - вскинул мордочку Котенок. - Мы, кошки, делаем только то, что хотим. А я хочу играть.
- А больше ты ничего не хочешь? - прищурился Дракон.
- Хочу, конечно! - отозвался Котенок. - Я ещё хочу, чтобы мне почесывали брюшко, поили меня молоком и катали на спине.
Дракон покосился в ту сторону, где громоздились в темноте башни королевского замка.
"Да ну её нафиг, эту принцессу!" - подумал он
- Ладно, - кивнул Дракон Котенку, который уже пристроился тереться мордочкой о драконью лапу, и бережно подхватил его когтем под брюшко. - Хочешь жить у меня?
- А ты будешь со мной играть?
- Буду. И молоком поить, и брюшко почесывать.
- Я согласен, - важно кивнул Котенок и вскарабкался Дракону на спину. - Всё таки хорошо, что я тебя не съел!

© Бормор

Прикрепления: 0034021.jpg(61Kb)
 
IvaДата: Вторник, 20.09.2011, 18:22 | Сообщение # 10
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2514
Репутация: 0
Статус: Offline
Очень добрый и в то же время грустный рассказ....Часто слышно из тв : как привить детям доброту?, Как избежать падения нравов?, Почему нынешнее поколение настолько жестоко? и.т.д. Остановитесь , посмотрите на своё отношение к детям. Может все проблемы детей в их родителях, а ?

Мушка


Рассказ основан на реальном событии.

- Как он надоел, – Екатерина Васильевна приподнялась на кровати и, отдёрнув штору, посмотрела в окно. – Всё утро орёт!
- Мама, - в комнату вбежала Настя, - там котёнок… - Она показала пальцем в окно. - Смотри: вон, на дереве…
Затем накинула на себя кофточку, бросилась в прихожую и стала обуваться.

- Ты куда? – крикнула ей вдогонку мать.

- Я мигом…

Открыв входную дверь, девочка выскочила на лестничную площадку. Оттуда – на улицу. И сразу – к берёзе, откуда раздавался тоненький писк и на одной из веток которой сидел маленький серый котёнок.

- Кс-кс, - позвала его Настя.

Зверёныш сделал движение по направлению к девочке, но чуть не сорвался: повис на ветке и запищал ещё громче. После чего вцепился в ствол дерева.

- Всю улицу разбудишь, - с укором проговорила Настя. – Спускайся по стволу ко мне…

И она протянула к нему руки.

Котёнок словно понял её намерение и принялся осторожно, цепляясь коготками за кору берёзы, двигаться задом вниз… Наконец, Настя подхватила зверёныша на руки. Почувствовала, как он дрожит.

- Замёрз, маленький? Или от страха? – Она посмотрела в крохотные глазки котёнка и прижала его к своей груди.

Ощутив тепло, тот замурлыкал...

Настя подошла к своей квартире. На лестнице стояла её мать.

- Ты почему за собой дверь не закрыла? – строго посмотрела она на дочь. – А если нас обворуют?

- Смотри, мам… - Настя с сияющими от восторга глазами протянула матери котёнка.

- Ещё и в руки взяла, - покачала головой Екатерина Васильевна. – А вдруг у него лишай. Или чесоточный клещ. Хочешь заразить и себя, и нас с отцом? Отнеси его туда, где взяла. И иди домой…

Настя надула губы и вышла из подъезда. Увидела неподалёку маленький ящик. Подошла, высыпала из него мусор и, положив котёнка в ящик, отнесла его под балкон первого этажа. Вокруг которого густо росли трава и кусты акации.

- Посиди тут, - сказала она зверёнышу, – никуда не убегай…

Через десять минут она вышла с пакетом в руках. Нырнула под балкон.

- Ты здесь, малыш?

Котёнок посмотрел на неё из ящика любопытным взглядом.

Расстелив на травке газету, Настя положила на неё несколько кусочков варёной курятины; затем налила из бутылки в консервную банку молока и вытащила зверёныша из ящика.

Заурчав, котёнок жадно набросился на угощение.

- Не торопись, иначе подавишься… - сказала ему Настя…

Наевшись, четвероногий малыш сладко зевнул и потянулся… Девочка положила его опять в ящик:

- Поспи…

Тот немного полизал свои лапки и грудку… после чего свернулся калачиком и засопел…

К полудню возле ящика с котёнком собрались друзья и подруги Насти. И поочерёдно принялись гладить четвероногого малыша по головке и спинке.

- Откуда же ты взялся? – Юля почесала зверёныша за ушком.

- Потерялся… или выбросили… - вздохнув, ответила Света.

- Что будем с ним делать? – обвёл всех взглядом Илья. – Может, кто-нибудь возьмёт его себе?

- Меня уже мама отругала, - сказала Настя.

- Мои вообще животных на дух не переносят… - покачал головой Толик.

- А у моего папы аллергия на шерсть, - поведала Юля. - Слёзы текут и чихает. Помните Альму? Собирались усыпить. Хорошо, дядя Коля взял её себе в деревню…

У Ильи и Светы ситуация с родителями была не лучше.

- Тогда пусть прямо здесь и живёт… - подвела итог Настя. – Будем его три раза в день кормить. За кустами его не видно. Лишь бы собаки не учуяли…

- Особенно, Грэй… - ухмыльнулся Илья.

- Да уж, - кивнула головой Света, – не пёс, а настоящий монстр…

- … и квартирка у него плохая, доски вон как оттопырились, - добавила Настя, глядя на разбитое жилище котёнка.

- Ну, это мы поправим, - ответил Толик…

Вечером он принёс молоток, гвозди и отремонтировал домик четвероногого малыша. Девчонки постелили ему газету, а Настя принесла из дома блюдце и пластмассовую баночку из-под йогурта.

- Из них ты будешь кушать, - объяснила она котёнку.

Тот обнюхал посуду.

- Смотрите, - Илья взял зверёныша на руки, – сам серый, а лапки снизу до половины белые. Как сапоги у Дартаньяна. – Он поставил его на землю.

- Идея, - сказал Толик, - давайте назовём его “Мушкетёр”.

- Между прочим, - деловито сказала Света, - это девочка.

- Да? – Толик почесал в затылке. – Тогда…

- Тогда пусть будет “Мушка”, - предложила Настя.

Никто не был против.

Будто в знак согласия с присвоенной ему кличкой, котёнок принялся тереться о ноги ребят и мурлыкать…

Первые дни четвероногий малыш в основном отсыпался в своей “коморке”… Затем стал из неё выходить и, с любопытством озираясь по сторонам, прогуливаться по палисаднику… А уже вскоре бегать по двору и играть с ребятами.

Настя дразнила его прутиком с листочками, и тот носился за ним по всем ямам и колдобинам… Иной раз вздумает гоняться за воробьями. Однажды полез за ними на рябину, сорвался с ветки и грохнулся в кусты репейника. Выбежал оттуда как ошпаренный – весь в колючках! Ребята после целый час отдирали репей с его живота и морды. При этом озорник орал во всё горло… Но больше всего зверёныш любил неожиданно нападать на прохожих из-за угла дома или из-за дерева. Идёт кто-нибудь мимо него, ничего не подозревая; а котёнок внезапно – хвать его за ногу! Хорошо, если это человек не злой; но бывало, вздрогнув от неожиданности, прохожий недовольно заворчит на зверёныша, а то нагнётся за камнем или палкой. А ведь Мушка, привыкшая к ласке и хорошему к ней отношению, не всегда осознавала опасность…

А однажды ребята увидели Мушку, спящую возле подъезда. Осторожно накрыли её всю шапкой, которую нашли в палисаднике, и спрятались за кустами. И тут баба Дуся из подъезда вышла… Глядь – чья-то вязаная шапка валяется. Бабушка посмотрела туда-сюда – никого. Но едва наклонилась, чтоб её поднять, шапка зашевелилась и запрыгала к бабушке. Та как закричит! И дёру. А шапка за ней!.. Ребята расхохотались; но вечером перед бабушкой Дусей извинились. Толик потом шапку на колышек забора возле палисадника повесил. Но баба Дуся с тех пор её за несколько метров обходила…

Вскоре о шаловливом котёнке узнали ребята из других домов. Приходили посмотреть на него. Приносили ему угощения – да столько, что порой вся Мушкина “квартира” была завалена кусочками колбасы, рыбы, сыра и даже вафлей. Настя иногда ругалась:

- Чего таскают, Мушка и так сытая по горло…

Но дети всё равно тайком подсовывали в ящик что-нибудь вкусненькое…

Не нравилось Насте и то, что многие из ребят подолгу гладили и трепали Мушку за загривок, а то и брали её на руки.

- Замучили малышку, - недовольно ворчала Настя, - дайте ей отдохнуть!

Отбирала у детей котёнка и клала его в ящик, карауля, чтобы больше никто его не тревожил…

Иногда приходилось оберегать Мушку от местной дворничихи, тёти Люды. Которая в последнее время стала ворчать:

- Развели тут грязь!.. Скоро тараканы в квартирах появятся…

Раз она даже попыталась поддать Мушку метлой, но промахнулась…

Особенно ребята опасались огромного пса по кличке Грэй. Эту среднеазиатскую овчарку (которую жители двора прозвали “живоглот”) выводил на прогулку такой же “мордастый”, как Грэй, его хозяин, Геннадий Викторович. В прошлом - директор завода, ныне - “почётный пенсионер”. Причём, пёс гулял без намордника. А поводок во время прогулки хозяин отстёгивал, и “живоглот” совершенно свободно бегал по двору. При появлении Грэя на улице все собаки и кошки прятались по кустам и подвалам, а вороны и голуби взлетали и садились на ветви деревьев. Торопились убраться куда подальше и местные бомжи, которые постоянно копались в мусорных бачках. А хозяин пса не спеша проходил по тротуару и гордо посматривал по сторонам, как бы чувствуя свою власть над людьми и животными двора. Как-то одна из жительниц дома сделала Геннадию Викторовичу замечание – мол, такую большую собаку нужно выводить на поводке или в наморднике; но когда “живоглот” громко на неё гавкнул, женщина замолчала и поспешила удалиться…

И вот однажды, пробегая мимо палисадника, где жила Мушка, Грэй остановился и принюхался… Затем подкрался к кустам. И вдруг увидел среди них котёнка, умывающего лапкой свою мордочку… Как после рассказывала баба Дуся (видевшая всё происходящее из открытого окна своей квартиры), пёс подошёл к Мушке, обнюхал её и зарычал… И в этот момент Мушка несколько раз лизнула “живоглота” в его страшную морду… Пёс, явно не ожидая такого к нему отношения, застыл, как вкопанный… А котёнок неожиданно тронул его нос своей лапкой – раз, другой, третий… а затем принялся прыгать на собаку и трепать её за шею… Пёс отошёл в сторону и некоторое время как-то удивлённо смотрел на зверёныша… Затем опять к нему подошёл и тоже тронул его лапой… Мушка снова встала на дыбы и – бац собаку по морде! Затем дала от неё стрекоча. Пёс – за ней. После наоборот – котёнок за псом. Так они бегали один за другим минут десять… То собака пригнётся и прыгнет на котёнка; то Мушка, прижавшись к траве, наскочит на пса. И вдруг Грэй – этот здоровенный пёс, наводящий ужас на местных людей и животных, лизнул Мушку в темя…

- Эт-то что такое? – внезапно появившийся хозяин пса стоял с выпученными глазами. Видимо, он никак не ожидал такого от своей собаки. – А ну!… - крикнул он. Тут подбежавшая Настя быстро взяла Мушку на руки.

- Домой! – приказал Геннадий Викторович своему псу. Тот покорно последовал за хозяином...

После этого случая хозяина Грэя положили в больницу с гипертоническим кризом. И пса стала выводить на прогулку жена Геннадия Викторовича. В это время Грэй частенько заглядывал в палисадник к Мушке и они несколько минут успевали полизаться и побегать друг за дружкой...

- И вовсе он не злой… - говорили после о собаке ребята…

Наступил сентябрь, и дети пошли в школу. Мушка до самого обеда оставалась без присмотра. И Настя, сидя за партой, беспокоилась: как там её малышка?

После школы она, не заходя домой, подбегала к кошачьему домику.

- Муша, всё в порядке?

Котёнок вылезал из своей “коморки” и первым делом потягивался и зевал.

- Ах ты, маленькая… - гладила свою любимицу Настя. – Сейчас принесу обед…

Дома Настя принималась быстро разогревать суп или молочную кашу…

- Опять своей ненаглядной? – спросила её как-то мама.

А когда Настя убежала, Екатерина Васильевна сокрушённо покачала головой и сказала мужу:

- Совсем девчонка голову потеряла… Так и учёбу запустит…

- Ты посмотри, - ответил Настин папа, Игорь Семёнович, - как изменились ребята, когда начали с этим котёнком возиться: перестали шляться где попало да хулиганить…

А Настя выбегала с угощением и – к Мушке… И когда та наедалась, они шли с котёнком гулять в небольшую берёзовую рощу за домом…

Однажды было так тепло, что Настю, севшую под дерево, сморил сон… А когда она проснулась, то увидела, что Мушка лежит, прижавшись к её плечу, и тоже сладко посапывает.

- Вы прямо как мама с дочкой, - сказал подошедший к ним Толик. Котёнок в это время проснулся и, зевнув, растянулся на спинке.

- Ах, негодник, - ласково сказала Настя, - погладить по животику просит…

И они вдвоём с Толиком принялись гладить Мушку, которая замурлыкала от удовольствия…



Однажды котёнок увидел сидящую на цветке бабочку и, пригнувшись к земле, по-охотничьи, стал к ней подкрадываться. Прыг! Бабочка успела вспорхнуть; а Мушка угодила в глубокую лужу, оставшуюся после ночного дождя… Когда Настя прибежала из школы и заглянула в ящик, то увидела мокрого и грязного зверёныша…

- Ты где так вымазалась, трубочистка? – укоризненно покачала головой девочка...

Затем вынесла тазик с тёплой водой и принялась котёнка отмывать… После тщательно обтёрла его сухой тряпочкой и причесала расчёсткой… Когда к вечеру шерсть у Мушки высохла, она заблестела пуще прежнего.

- Больше в грязь не суйся, поняла? – наставила её Настя. Котёнок в ответ принялся играть с девочкой лапкой…

Однако такая “баня”, видимо, не прошла для Мушки даром. Она стала часто чихать и плохо кушать. Играла уже как-то неохотно и вяло – всё больше спала в своей “коморке”… А со временем и вовсе перестала из неё выходить. Лизнёт несколько раз молочка – и уляжется, закрыв глазки…

- Ну, что с тобой, Муша? – спросила её как-то Настя. – Поешь, ты же похудела…

Подошли Илья и Юля. Потрогали Мушку.

- Фью, - свистнул Илья, - да у неё температура. Видать, простудилась…

- Я виновата, - покачала головой Настя. – Зачем тогда стала её мыть?

- Брось, - махнул рукой Илья, – она после той лужи была уже вся сырая…

- Что теперь делать? – забеспокоилась Настя.

- Надо её хорошенько укутать и поить тёплым молоком, - предложила Юля.

- Она почти ничего не ест и не пьёт, - сказала Настя.

- Надо поить насильно, - ответила Юля. – Снять со шприца иголку и прямо из него вливать ей в рот понемногу молока…

Слух о том, что Мушка заболела, за один день распространился по всему двору. Мальчишки и девчонки со всех окрестных домов принесли кто кучу тряпок, кто тёплого молока, иные даже таблетки аспирина и мёд.

- С ума сошли с вашим аспирином? - отругала их Настя. - Это же не человек…

Прошло несколько дней, но лучше котёнку не стало.

- Её нужно ветеринару показать, - посоветовал Толик. – Я знаю, где ветклиника находится…

- Там деньги нужны, а у нас их нет…- вздохнула Юля.

Услышав про деньги, многие из ребят побежали домой… а через некоторое время уже возвратились с мелочью в руках, некоторые принесли по десятирублёвой купюре…

На следующий день после школы Настя, Света и Толик понесли Мушку в ветеринарную клинику…

- Он чей? – осмотрев котёнка, спросила женщина-врач.

Дети на секунду замялись.

- Наш, - ответила Настя.

- Ясно, - кивнула головой ветеринар, – бездомный… А ночует где, в подвале?

- В ящичке, под балконом… Но мы ему тряпочки постелили…- как бы оправдывалась Света.

- Нет, ребята, теперь тряпочки не подойдут, - нахмурила лицо врач. – Дело серьёзное. Кому-нибудь из вас нужно взять его домой, в тепло, хотя бы на период лечения. И ещё. Вы найдёте взрослого человека, который стал бы ему делать уколы?

Ребята завертели головами.

- Тогда, - врач вздохнула, – будете приносить его ко мне два раза в день. Недельку его поколем, а дальше будет видно. Если он начнёт кушать сам, скажете мне. Хорошо?

Настя протянула врачу деньги.

- Оставьте себе… - сказала та…

С этого дня Настя начала носить Мушку на уколы (правда, только один раз в день, после учёбы, чаще не получалось). И, ожидая своей очереди, сидеть с больным котёнком в ветклинике иногда больше часа… А по вечерам она узнавала у ребят, гуляющих во дворе, кто из них мог бы на время приютить котёнка; многие из них были не против, но им не разрешали родители…

Мама Насти была очень недовольна, что её дочь подолгу возится со зверёнышем – мол, тратит время “попусту”. Доходило даже до скандала.

- В конце концов я тебя стану запирать на ключ! – крикнула как-то она…

Примерно через неделю, после очередного осмотра котёнка, ветеринарный врач спросила:

- Вы так и держите его на улице?

Настя кивнула.

- Девочка, пойми, по ночам уже холодно, на сегодня вообще синоптики обещают заморозки. При таких условиях лечение крайне неэффективно, что я и наблюдаю… Котёнку нужно тёплое помещение, и как можно скорее… Ну, давай уколемся…

Когда врач делала Мушке укол, она покорно, не шелохнувшись, лежала на столе, глядя на Настю – словно, доверяя ей свою судьбу… А девочка вышла из клиники с котёнком в сумке и заплакала…

Вечером Настя – бледная, как мел - подошла к своей квартире с Мушкой на руках и позвонила. Дверь открыла её мать.

- Что за шутки!.. – нахмурила она брови. – Больного и вшивого в квартиру?

- Мама, можно он немного поживёт у меня в комнате?..

- Совсем спятила?! – закричала на неё мать.

- Всего несколько дней. Чем он тебе помешает? – Настя надула губы.

- Нет, с этим пора кончать, - Екатерина Васильевна вспыхнула, - я сама виновата: не пресекла вовремя твоей глупости, распустила тебя… Вместо того, чтобы заниматься уроками, на курсы шитья ходить, ты со всяким дерьмом возишься! Ведь тебе двенадцать, ты почти взрослая! Пора уже стать ответственной за свою судьбу! Или ты хочешь на всю жизнь малым дитём остаться?! И в игрушки играть?!..

- Ты что, мама, - опешила Настя, - это… не игрушка… она живая… живая… как ты и я… и она больна…- Настя всхлипнула. - Ей плохо, мама…

- Ну, вот что, - Екатерина Васильевна смягчила тон, - перестань плакать… сейчас же отнеси котёнка на место и мигом домой: ты ещё не делала алгебру, а завтра у тебя контрольная! Ты понимаешь или нет: кон-троль-на-я! – Она выделила каждый слог. – В общем, я жду. Будем разбирать материал вместе…

И она захлопнула дверь…

Настя вышла из подъезда… подошла к ящичку и осторожно положила в него Мушку. Потрогала её носик. Он был сухой и горячий.

- Муша, ты, пожалуйста, поправляйся, - она утёрла слёзы ладонью, - ладно?

И погладила четвероногого малыша по головке.

Котёнок посмотрел на девочку глазками-пуговками и хрипло мяукнул…

- Потерпи эту ночь, - всхлипнула Настя, - я что-нибудь придумаю… обязательно придумаю… С завтрашнего дня ты будешь жить в тепле, я обещаю…

Она чмокнула Мушку в лоб, укутала её в тряпочку и направилась домой…

После ужина Настя выполнила все домашние задания и упражнения по подготовке к контрольной по алгебре…

- Ну, вот и славно, - обрадовалась Екатерина Васильевна, - завтра будем с отцом за тебя болеть. Правда? – она обернулась к мужу. Тот вздохнул и кивнул ей в ответ…

Настя плохо спала ночь. Ворочалась с боку на бок – то проваливаясь в сон, то опять просыпаясь…

Когда утром она стала одеваться, чтобы, как обычно, перед школой навестить свою любимицу, из кухни вышла её мать с пластиковой бутылочкой в руках.

- Ничего не забыла, что мы с тобой вчера учили? – с беспокойством спросила она. – На вот, я вскипятила для твоей усатой-полосатой молока… Так уж и быть, отнеси ей. - Она потрогала бутылку. – Тёплое, в самый раз будет…

- Спасибо…- ответила Настя.

Когда она вышла, Екатерина Васильевна достала учебник по алгебре и принялась его листать.

На кухню вошёл Настин отец.

- Проверяю, - обратилась к нему Екатерина Васильевна, – всё ли вчера повторили. Волнуюсь ужасно. От результата этой контрольной будет зависеть, кто поедет на областную математическую олимпиаду – наша дочь или эта… Прохорова… Будем надеяться на лучшее… Ты что всё молчишь?

Но Настин отец опять ничего не ответил…

Через несколько минут раздался звонок. Екатерина Васильевна открыла дверь. Настя вошла в прихожую, медленно сняла сапожки, прошла на кухню и, вынув из пакета бутылку с молоком, которое дала ей мать, поставила её на стол. Она была по-прежнему полной.

- Что, твоя ненаглядная не пожелала пить? Видать, она у тебя заелась... Давай садись завтракать и бегом в школу, а то, не дай Бог, опоздаешь…

- Ей уже не надо молока… - тихо произнесла Настя.

- Что? – не поняла мать. – Почему не надо?..

Не притронувшись к приготовленному для неё завтраку, Настя вышла из квартиры.

Когда за ней захлопнулась дверь, Екатерина Васильевна обернулась к мужу:

- Разве можно с таким настроением приступать к контрольной! Она не осознаёт всей серьёзности того…

Но договорить не успела. Потому что Настин отец с силой ударил кулаком по столу. Бутылка с молоком упала на пол и покатилась. Побагровев, Игорь Семёнович посмотрел на супругу:

- Что ты делаешь? – Было видно, что он с трудом держит себя в руках. – Ты хоть понимаешь, что ты делаешь?!.

- Рехнулся? – еле выдавила из себя Екатерина Васильевна, не привыкшая видеть мужа в таком состоянии.

Вечером того же дня ребята закопали Мушку в роще за домом. Воткнули в холмик веточку берёзы, с которой любил играть их четвероногий малыш… Стояли у могилки молча, никто ничего не говорил. Тишина была мёртвой, даже ветер затих. И только на балконе соседнего дома внезапно завыл огромный пёс Грэй, по прозвищу “Живоглот”…

Прикрепления: 6197885.jpg(226Kb)
 
IvaДата: Вторник, 20.09.2011, 18:46 | Сообщение # 11
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2514
Репутация: 0
Статус: Offline
Вот ещё один рассказ ..комментарии излишны

Преданный Кешка
Автор:
Екатерина

Он появился около нашего дома совершенно случайно. И сразу получил прозвище злюка-колюка. Но это вовсе не так. Ведь люди судят поверхностно. А если присмотреться к нему внимательно, то сразу можно понять, что он кричит не от злости, а от страха и голода. Бедное животное, он так много пережил. Когда ему приносили еду, он с жадностью набрасывался на лакомые кусочки с криками "мяу". А ещё про него стали сочинять, что он царапается и выхватывает еду из рук.

Я стала побаиваться его, но однажды мы встретились в дверях лицом к лицу. И тут мне пришла в голову мысль, что кот-то бедный и несчастный, что он нуждается в заботе и ласке. Я наклонилась к нему и погладила по голове со словами:"Я не буду тебя обижать, не буду, мой хороший." Кот успокоился и замурчал, расслабляясь от неожиданной ласки и нежности. Так началась наша дружба.

Выходя из дому я не забывала прихватить что-нибудь вкусненькое для своего друга. И кроме этого я с большим удовольствием брала его на руки, гладила, даже тискала. Кот не возражал, он ждал этой встречи так же, как и я, если не больше. Он всегда ждал меня на скамейке у дома. И завидев меня издали, подавал голос и шёл встречать. Ему нравилась наша дружба. А мне было так приятно сделать что-нибудь для этого кота с таким верным и преданным сердцем.

Но у этой истории страшный конец. Нелюди убили это чудесное животное самым диким способом, с особой жестокостью, вставив ему горящую сигарету в задний проход.

Говорят, что существует "Мост радуги", куда попадают умершие животные. Беги, мой дружок, по радуге . Я всегда буду о тебе помнить, мой дорогой. Прости, что не могла взять тебя к себе. У меня уже был кот. Я люблю тебя, мой хороший и вспоминаю. Кеша, Кешенька, Кешуля, я всегда так тебя называла. А злюка-это не ты, а люди, даже не злюки, а преступники и садисты.

Прикрепления: 0621975.jpg(189Kb)
 
IvaДата: Вторник, 20.09.2011, 19:14 | Сообщение # 12
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2514
Репутация: 0
Статус: Offline
Не хочу сегодня на грустной ноте...

Я всегда мечтала иметь в квартире кошку. И вот, моя мечта сбылась 2 марта 2011 года, когда прогуливаясь я решила зайти в зоомагазин неподалёку от дома. Там было множество клеток с не интересными для меня животными которые постоянно должны находиться в клетке. Такие как попугайчики, кролики, мышки, хлмяки, рыбки, черепашки, морские свинки т.д.

Но тут, чуть подальше от всех остальных зверьков, я заметила того, который и привлёк моё внимание. Это был сидящей в большой клетке маленький серо-полосатый котёнок со смешанными глазками ( янатрные и зелёные цвета ) . Он мяукал, царапал коготками прутья клетки.

Мне котёнок очень понравился и я решила его купить. Ему тогда было всего лишь 2 месяца. Я принесла его домой не на руках, в коробочке, так как он вырывался и кусался. Весь вечер он прятался под кровать. И ближе к 18 часам я решила его помыть. Странно, но почему-то после этого он начал есть, играть со мной. Так постепенно он привык.

Сейчас ему 7 месяцев. Он каждое утро ласкается ко мне. Я его очень сильно люблю.
Прикрепления: 1616101.jpg(229Kb)
 
IvaДата: Вторник, 11.10.2011, 19:13 | Сообщение # 13
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2514
Репутация: 0
Статус: Offline
Оказалось что во всём Инете очень мало рассказов посвящённым кошкам <_< ..приходится собирать чуть не по крупмцам..как и этот рассказ :

Кузя-спасатель

Жил-был у нас кот Кузя. Ласковый, добрый, хороший, но, как и все коты, с характером. Надо сказать, что нашу любовь к нему никогда не использовал во зло. Кузьма не делал кучек и луж в квартире, не рвал обои, не царапал мебель. Его развлечением было спрятаться в темный уголок и нападать оттуда с горящими глазами на всех, кто проходил мимо. Но, надо отдать ему должное, он никогда не выпускал когти. Обхватит ногу лапками, муркнет и спрячется.

Однажды Кузя нас спас. Дело было в январе, в городе бушевала эпидемия гриппа. Свалилась и наша семья. Причем очень быстро, за два дня. Состояние было ужасное: температура 40, общая слабость, не было сил встать и налить воды, позвонить и вызвать врача.

Кот бегал около нас все утро. К каждому он приходил, трогал лапкой за нос, как бы говоря "вставайте!". Но все лежали в полубреду.

Тогда Кузя, видимо, понял, что в дом пришла беда. Он выбежал на балкон, каким-то чудом ухитрился спуститься на этаж ниже и залез к соседям в квартиру через их балкон.

Надо сказать, что дом у нас был небольшой, все друг друга знали, двери закрывались на замок только на ночь. С соседями мы были дружны. Кот забежал к ним, начал бегать, кричать, тянуть за брюки хозяина дома. Им стало понятно, что у нас что-то случилось.

Сосед поднялся к нам в квартиру и увидел лазарет. Быстро он вызвал врача, съездил в аптеку за лекарствами. Все это время кот был рядом с нами, подходил к каждому, терся и муркал. От того, что кто-то тебя любит и жалеет, становилось легче.

Вот так кот нас и спас. Конечно, можно сказать, что все равно кто-то из нас нашел бы в себе силы подняться и вызвать врача, но когда бы это произошло — никому не известно.

Бессловесное животное почувствовало угрозу и смогло нам помочь. Видимо, животные все чувствуют и в ответ на нашу ласку и любовь бывают очень благодарными.
Прикрепления: 1644998.jpg(46Kb)
 
IvaДата: Вторник, 11.10.2011, 19:30 | Сообщение # 14
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2514
Репутация: 0
Статус: Offline
Можно сказать сатерический рассказ :)

Можно сюда ещё добрый и смешной.

Мам, а мам! - рыжий пушистик махнул хвостом и перепрыгнул на соседнюю ветку.
- Ну маааааммм!
- Что тебе? - обернулась крупная серая белка, не выпуская из лап только что сорванный подберезовик.
- Мам, а я на кого похож? - осторожно переступая лапами и усаживаясь поудобнее на ветке.
- Я же тебе уже говорила - ты похож на сестру папиной бабушки из дальнего леса. У нее были такие же уши и …и…нос такой же. В точности.
- А Прыг и Дрыг обзываются. - рыжик зажмурил зеленые глаза и шмыгнул носом. - Говорят, у меня хвост общипанный и живот большой.
- Сами они общипанные! Хулиганье соседское, не играй с ними. Вон, видишь - еще грибы под деревом? Давай, рви и неси сюда, надо на зиму много насобирать.
Пушистик бесшумно спрыгнул с дерева и мягкими прыжками помчался к старой березе.
- Ох, чудо ты мое… - вздохнула ему вслед белка, выбрасывая из дупла яичные скорлупки и рыбий хвост. - Вечно всякого мусору натащит. Это его дружки-приятели учат есть такую дрянь. Вчера вот мышь у него отобрала. И зачем ему мышь? Не понимаю я эту молодежь… Не по-ни-ма-ю.

Рыжая кошка приоткрыла один глаз и лениво потянулась…

"Все-таки красивый у меня ребенок." - подумала она, наблюдая за играющим неподалеку малышом.
"Уши с кисточками - это в троюродную тетку-рысь, а хвост - это фамильное, наше. У меня в молодости был точно такой же, пушистый-припушистый. И по деревьям я так же лихо прыгала. А рост небольшой - это он ест плохо. Все равно мой малыш - самый лучший.

Белый Аист достал новый кувшин вина и взмахнул крылом.
- А теперь, коллеги, я предлагаю выпить за нашу работу! За наш нелегкий и … ик!... иксключительно ответственный труд.
Прикрепления: 1317262.jpg(43Kb)
 
IvaДата: Пятница, 14.10.2011, 19:01 | Сообщение # 15
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2514
Репутация: 0
Статус: Offline
Моя реальная история :)
Случай о котором я хочу рассказать произошёл вчера вечером. Сначало чуть предъистории. У нас во дворе живёт кошка. Обычная ни чем не примечательная дворовая кошка, которая живёт в подвале соседнего дома. Примерно в августе у неё появились котята и по этому все во дворе стали подкармливать её. Она особо не кляничает , но если её покискискать то бежит со всех ног, трёться об ноги и жалобно мяучит как бы : "человек, дай поесть, не прошу чего особенного , но хоть молочка или водички вынеси" Я тоже стал подкармливать четвероногую мамашу. И вот уже кормлю третий месяц. Котята подросли, стали выходить из подвала вслед за мамой, но к сожалению так и остались дикими : как только к ним приблежается человек они удирают со всех ног. Может это даже не к сожалению...люди бывают разные. К пушистой семейке прибился кот, тоже дикий и дворовый. Так и начали жить маленьким городским прайдом : Кот, кошка и трое котят. Пришли холода и дожди и всё семейство почти не стало выходить из подвала. Выбирались только кот и кошка, что бы поесть.
Так вот к самой истории. вчера (13 октября) весь день лил дождь и холод завернул страшный. Вечером я пошёл выносить ведро и по своему обыкновению стал смотреть не сидят ли кот или кошка чтоб вынести покормить. К сожалению ни кого не было. Последний раз покискискал и уже собрался заходить домой, когда позади услышал мяв. Обернувшись я увидел нелюдимого кота, он бежал от подвала в мою сторону и громко мяукал. Я удивился, обычно всегда выбегала кошка и к еде всегда первой подходила она, а кот наблюдал как ест его подруга. Никогда не лез , подходил к еде только когда наестся кошка. А тут вдруг сам стал просить поесть. Я пошёл домой за кормом, хоть кота накормлю думаю. Вернувшись на улицу я обнаружил что прибежала и кошка! Я положил корм и отошёл стал наблюдать. Повторилась обычная история первой поела кошка, а потом опасливо озираясь на меня к еде подошёл и кот. И тут я понял : он задержал меня чтоб я вынес корм для кошки! Я не знаю почему кошка сама первой не выбежала. Может просто не успевала. Но тем не менее. Кот , который сам не стал бы для себя просить у людей еды для себя, побежал ко мне чтоб накормили его кошку!
Такие истории обычно наводят на размышления об отношении между животными..и об отношении между людьми...
Прикрепления: 2220611.jpg(14Kb)
 
Форум » Кошки=^_^= » Стихи и прочее » Рассказы (Не большие рассказы, очерки , статьи)
Страница 1 из 212»
Поиск:



Создать бесплатный сайт с uCoz
Copyright MyCorp © 2017